logo




Казаки в военных кампаниях России

Казаки в военных кампаниях России

Казаки при покорении Казани и Астраханском походе

При покорении Иоанном Грозным Казани казаки вместе со стрельцами находились на передовой. Воевода князь А.М. Курбский позже вспоминал, что сражались под Казанью в

том числе «русские сыны» «с Танаиса и Куалы» (латинские названия рек Дон и Медведицы). Как писал войсковой старшина оренбургского войска Ф.М. Стариков, «с покорением Казани первыми колонизаторами края являются городовые казаки, станичники и стрельцы. Они с появлением своим вносили в страну плуг, крест и Евангелие, под их защитой строили крепости, возводили города и слободы, распространялось христианство, развивалась промышленность и вообще крепла гражданственность».

После покорения Казанского ханства Иоанн Грозный вознамерился расширить границы своего государства и взять под контроль течение реки Волги. В 1556 году во втором Астраханском походе город был взят, а все ханство перешло под контроль Москвы. В этом походе принимали участие и донские казаки, часть которых были оставлены в Астрахани для несения службы, а потомки этих казаков впоследствии влились в волжское казачество.

Поход на Крым

Правительство Иоанна Грозного поддержало предложение черкасского старосты князя Дмитрия Вишневецкого совершить в 1556 году совместный поход на Крым. Во главе русского отряда стоял воевода Матвей Ржевский — участник осады Казани. На Днепре к нему присоединились украинские казаки во главе с Михаилом Еськовичем (Черкашениным). Отряд Ржевского двигался на Ислам-Кермен (ныне город Каховка) и Очаков, а Михаил Еськович с казаками — на Керчь. Благодаря этому рейду были сорваны планы крымского хана по нападению на Москву.

В 1558 году, как сообщал французский посол в Стамбуле, русские нанесли поражение туркам возле «устья Танаиса» (Дона). В феврале 1559 года Иоанн Грозный повелел князю Вишневецкому во главе пятидесятитысячного войска двигаться на Донец, там построить суда, взять Азов и, выйдя в Азовское море, атаковать Керчь. Второму отряду русского войска, в составе восьми тысяч казаков, стрельцов и «детей боярских», во главе

с Данилой Адашевым надлежало на «малых челнах» выйти в море через устье Днепра. Рейд Адашева, который направился на Джарылгач и Перекоп, наделал в Крыму немало паники. Действия Вишневецкого не имели большой результативности, и его войско ограничилось лишь тем, что на реке Айдаре разбило небольшой отряд крымских татар.

Казаки в Ливонской войне

Начавшаяся в 1558 году затяжная Ливонская война отвлекла Москву от решения южных проблем, но в этот непростой период особое значение для русского правительства приобрели боевые действия казаков, продолжавших наносить удары по Крыму и Турции. Они обеспечивали Московскому государству безопасность с тыла. Известно, что в 1561 году запорожские казаки совершили нападение на крепость Кафу, а в 1574 году донские и запорожские казаки совместно напали на Азов и сожгли Белгород (Аккерман).

Во время Ливонской войны казаки находились в составе русских войск. В 1559 году казаки под командованием атамана

Петруши Пронца взяли крепость Смельтину в Ливонии. Участвуя в героической обороне Пскова от польских войск короля Стефана Батория, погиб атаман донских казаков Михаил Черкашенин, про храбрость которого складывали легенды —говорили, например, будто он умел заговаривать ядра неприятеля. О его гибели под Псковом летописец говорит: «Да тут же убили Мишку Черкашенина, а угадал себе сам, что ему быти убиту, а Псков будет цел. И то он сказал воеводам».

Завоевание Азоваи «азовское сидение»

Крепость Азов, расположенная на берегу Дона и его притоки Азовки, принадлежала Османской империи и занимала выгодное географическое положение, давая возможность туркам контролировать степные просторы Нижнего Дона и Северного Кавказа.

Казаки часто совершали набеги на Азов и его предместья, а турецкие отряды, в свою очередь, нередко разоряли казачьи городки

21 апреля 1637 года донские казаки под командованием походного атамана Михаила Иванова осадили Азов. Момент для осады был выбран удачно — как раз разгорался вооруженный конфликт между Османской империей и Персией, войска крымского хана ушли в поход на Молдавию. В крепости находилось около четырех тысяч человек гарнизона и порядка двухсот орудий. Спустя два месяца осады казакам удалось вырыть подкоп, взорвать стену и ворваться в город, потеряв при этом более тысячи человек убитыми и около двух тысяч ранеными... Гарнизон крепости был полностью уничтожен.

Овладев Азовом, казаки перенесли сюда свою столицу и отправили в Москву атамана Потапа Петрова с донесением: «Отпусти нам, государь, вины наши, что мы без твоего повеления взяли Азов». Московское правительство тем временем заверяло султана, что русский царь не имеет никого отношения к действиям казаков, захвативших крепость Азов. Борис Алмазов пишет: «Для казаков Азов представлял не только большие, так сказать, перспективы, смутная народная память утверждала: Азов — город казачий!.. Казаки считали, что отбили свой город и не собирались его отдавать. Они устраивались в Азове всерьез, перевозили сюда «животы» — имущество и жен. Грамотные и речистые казаки развернули мощную пропаганду с целью присоединения Азова к русскому государс т в у...»

Между тем османы отнюдь не собирались мириться с утратой крепости. В 1641 году под Азовом появилась огромная османская флотилия из 70 галер и 90 вспомогательных судов.

В общей сложности под стенами крепости собралось не менее150 тысяч османов, а в самом Азове находилось около 5500 человек, из них 800— женщины. 7 июня 1641 года началась осада вольного города Азов.

После мощных артиллерийских залпов османы прислали парламентариев с предложением сдаться... «Пусть он, турецкий царь, нас возьмет теперь в Азове-городе приступом, возьмет не своим царским величием и разумом, а теми великими турецкими силами да хитростями наемных людей немецких, небольшая честь в том будет для имени царя турецкого, что возьмет нас, казаков, в Азове-городе. Не изведет он тем казачьего прозвища, не опустеет Дон от казачества. На отмщение наше будут все с Дона молодцы. Пашам вашим от них за море бежать!» — отвечали казаки. Тогда начался первый

штурм. Но он оказался крайне неудачным для нападающих, войско буквально захлебнулось в собственной крови. За последующие четыре месяца османы предприняли 24 штурма, по сути бой под стенами Азова не утихал ни на минуту... Рядом со своими отцами, мужьями и братьями на крепостные стены поднялись женщины. По словам Евграфа Савельева, «во время "азовского сидения" казаки дали клятву друг другу лечь костьми, но не сдавать древний свой город сильному врагу. Во время этих титанических битв, усталые и обессиленыот бессонных ночей, с обожженными лицами от порохового огня и дыма, они, лобызая носимую по их рядам древнюю икону Иоанна Предтечи, плакали, как дети, и просили святого угодника Божия защитить их древнюю родину от агарянских полчищ».

В конце концов командующий осадой паша Гуссейн Делия решил начать действовать с помощью подкопов, но казаки смогли обнаружить и взорвать 17 турецких минных галерей. Эвлия Челеби писал, что донцы довели осаждающих «до крайности», османы никак не ожидали такого мужества и несгибаемой воли от обреченного, казалось бы, гарнизона. Тогда Гуссейн Делия предложил заплатить каждому добровольно вышедшему казаку по тысяче талеров, но на это казаки отвечали лишь смехом... Между тем, силы казаков были на исходе. Кончались боеприпасы и продовольствие.В самое тяжелое время осады казакам явился образ «жены прекрасной в багряной ризе». Видение истолковали как знак того, что казаки находятся под покровительством Божией Матери. Менее трех тысяч казаков оставалось в осажденной крепости, поэтому гарнизон принял тяжелое решение— предпринять боевую вылазку, чтобы либо отбить осаду, либо сложить головы в бою. Но когда казаки вышли из Азова, то оказалось, что османский лагерь исчез— за несколько часов до этого турки сняли изнурительную осаду. Казаки понимали, что без помощи московского царя им не удастся удержать Азов. Но несмотря на то, что обладание крепостью сулило огромные экономические и военные преимущества, в Москве побоялись вступать в открытый конфликт с Османской империей. Казаки не получили поддержки. А потому летом 1642 года они прекратили свое многолетнее «сидение» и оставили Азов, захватив с собой на память трофеи — створки ворот крепости, две калитки и коромысло городских торговых весов, которые хранятся возле колокольни войскового Воскресенского собора станицы Старочеркасской.

Казаки во время русско-турецкой войны

Доблестными воинами показали себя запорожцы во время русско-турецкой войны (1768–1774 гг.). Сражаясь в составе армии П.А.Румянцева, они особо отличились в сражениях при Ларге и Кагуле. В январе 1771 года Екатерина Великая отметила заслуги запорожцев

— кошевой атаман П. И. Калнышевский получил золотую медаль, осыпанную бриллиантами, а так же награды получили шестнадцать человек из высших чинов войска.

После Кючук-Кайнаржийского мирного договора Россия получила выход к Черному морю, была создана Днепровская оборонительная линия. Крымское ханство, которое причинило немало бед и беспокойств русскому государству, было аннексировано, поэтому отпала необходимость в охране казаками южных границ России.

Фактически историю Запорожской сечи закончил подписанный 5 августа 1775 года манифест Екатерины Великой «Об уничтожении Запорожской Сечи и о причислении оной к Новороссийской губернии».

Война 1812 года

Черноморская казачья сотня во главе с атаманом Афанасием Бурсаком прошла вместе с русской армией всю Отечественную войну 1812 года. Эта героическая сотня была сформирована из «лучших людей», то есть армейской элиты Черноморского казачьего войска — Бурсак лично отбирал казаков «хорошего состояния, доброго поведения, здоровья, ростом и лицом видных». Рост гвардейцев должен был составлять от 173 до 191 сантиметра.

В Бородинской битве Черноморская казачья сотня участвовала в рейде атамана Платова и генерала Уварова, двумя взводами ворвавшись на неприятельскую батарею. Казаки Бурсака отличились в сражениях при Лютцене, Бауцене, Дрездене, Кульме, в лейпцигской «Битве народов». Казаки Афанасия Бурсака участвовали во взятии Парижа и раскинули свой бивак на Елисейских Полях. Казаки первыми встретили наступающие полчища Наполеона на реке Неман, а казачий бивуак на Елисейских полях поверженной французской столицы стал настоящим символом победы русского оружия и надолго запомнился всей Европе.

Перед началом войны в составе русской армии находилось 65 донских казачьих полков (около 40 000 воинов), из которых 27 полков и две конно-артиллерийские роты под командованием генерала от кавалерии войскового атамана Матвея Иванович Платова несли аванпостную и сторожевую службу на границе с Австрией и Польшей. Командующий 1-й Западной армией М. Б. Барклай-де-Толли поставил перед казаками задачу «узнавать заблаговременно о всех неприятельских мероприятиях, беспокоить неприятеля денно и нощно, действовать ему в тыл и во фланги, стараться овладеть его транспортами и истреблять в тылу неприятельском все, что только может поспешествовать его действиям, отнимать у неприятеля все способы к продовольствию».

Помимо полков, выставленных в действующую армию, Дон собрал еще и ополчение. Всего с Дона на войну с Наполеоном ушло 26 казачьих полков — около 15 тысяч казаков.

13 октября 1812 года казачий отряд во главе с генералом Алексеем Иловайским под Малоярославцем нанес поражение неприятелю и отбил у него одиннадцать пушек. 27 октября казаки под руководством генерал-лейтенанта Мартынова перешли реку Выпь, разгромили неприятеля и захватили двадцать орудий. В начале ноября казаки под командованием генерала Грекова разбили французов у деревни Красново, захватив около восьмидесяти орудий. 23 ноября казаки генерала Мартынова разбили французов у местечка Зембино и захватили более тридцати вражеских орудий. Когда Наполеон вошел в Москву, казачья конница обеспечивала блокаду города.

Остатки армии Наполеона были добиты казаками Платова у Понарской горы близ Вильны 28 ноября 1812 года. По словам француза Ланжерона, наполеоновские солдаты «бросили свои последние экипажи, в том числе и карету Наполеона, где находились его портфель, пледы, ордена, скипетр и императорская мантия, в которую закутался какой-то казак».

Историк казак Петр Краснов писал: «Велики были заслуги донцов за эти полгода. Они истребили более 18 000 врагов, взяли в плен 10 генералов, 1.047 штаб и обер-офицеров и около 40 000 нижних чинов. Знамен отбито 15, пушек 364 и 1.066 зарядных ящиков. Но недешево достались эти успехи. Многие полки, в тысячном составе вышедшие от Немана в июне, дошли на тот же Неман в декабре в составе 150 человек. Донцы гибли в боях, гибли от ран, от болезней, от холода и голода.

Преследуя армию Наполеона по пятам, они испытывали все те ужасы, которые выпали и на долю неприятеля».6 октября 1813 года войсковой атаман Матвей Платов в ходе

грандиозной «Битвы народов» под Лейпцигом вместе с донскими казаками взял в плен целую кавалерийскую бригаду, шесть батальонов пехоты и 23 орудия неприятеля

Когда войска союзников овладели Парижем, донские казаки устроили свой походный военный лагерь на Елисейских полях. Сохранилась примечательная акварель художника Г. Опица, на которой изображен донской казак, раздающий парижанам прокламацию императора Александра I с заверением, что союзники не вступят в переговоры с Наполеоном, а все французские земли, принадлежавшие Франции при королях, останутся неприкосновенными.

Русский публицист Федор Глинка опубликовал свой перевод некоего французского сочинения, написанного якобы от лица русского казака. В нем содержались такие слова: «Прощайте поля Елисейские, прощай и ты, Марсово поле! Мы расположили на вас биваки свои, застроили вас хижинами, шалашами, будками и жили в них, как в палатках. Нередко милые городские красавицы навещали кочующих соседей своих. Они не пугались ратного шуму и прыгали земфирами по грудам оружия». Отсюда ведет свое происхождение широко известное название небольшого ресторанчика— бистро. Так причудливо во французском языке запечатлелись призывы казаков, которые, заходя в парижские кафе, торопили официантов: «Быстро! Быстро!»

Из заграничных походов донские казаки возвращались с богатыми трофеями, значительную часть из которых атаман Платов пожертвовал донским храмам, в частности Вознесенскому собору в Новочеркасске.

После победоносного завершения военной кампании многие казачьи полки были награждены Георгиевскими знаменами, среди них — полки Ивана Андреевича Дячкина, Максима Григорьевича Власова 3го, Тимофея Дмитриевича Иловайского 2-го, Ивана Ивановича Жирова, Атаманский лейб-гвардии казачий полк и др. 19 ноября 1817 года Георгиевское знамя было пожаловано всему войску Донскому «в ознаменование подвигов оказанных в последнюю французскую войну, в 1812, 1813 и 1814 годах».

Казачий атаман Матвей Платов стал популярен в Европе. Его с радостью встречали в Лондоне, куда он сопровождал императора Александра I. Кстати, во время этого визита состоялось знакомство легендарного атамана с автором «рыцарских» романов Вальтером Скоттом. А Оксфордский университет поднес Платову почетный докторский диплом.

Короткая ссылка на новость: http://ruskazaki.ru/~srbfF