logo




Зачем создают «черную легенду» о казачестве?

Писатель Александр Тутов и журналист Анатолий Беднов – о попытках ряда общественных деятелей приписать казакам сепаратизм.

Анатолий Беднов: - Сегодня пытаются создать жупел «казачьего сепаратизма»: будто бы казаки на Дону и Кубани хотят обособиться от России по примеру Украины, сначала объявив казаков отдельной нацией, а потом потребовав создания собственного государства – то ли «Казакии», то ли «Донской республики».

Александр Тутов: - Это очередной перебор. Это раскручивает, в основном, «Суть времени» Кургиняна. У меня такое чувство, что они это специально провоцируют: сначала против поморов, которые никуда из России уходить никогда не собирались, сейчас выдали целую серию публикаций по казакам. Они прикидываются оппозиционной структурой, притом, что Кургинян с экранов не слезает. А сейчас у них идет куча критических материалов против коммунистов, которые им вроде бы должны быть союзниками, и кандидата в Президенты России Павла Грудинина.

Вы уж как-нибудь определитесь, на чьей стороне! Хотя кое в чем взгляды у меня с ними совпадают: по ювенальной юстиции, еще по каким-то темам. Читаешь: вот тут люди правильно сказали. А потом их опять куда-то в сторону заносит.

А.Б.: - В доказательство казачьего «сепаратизма» такие авторы приводят словари, учебные пособия, исследования языка жителей Дона и Кубани. Но ведь никто же не противопоставляет русский литературный язык говорам и диалектам казаков. Иначе пришлось бы зачислить в «сепаратисты» многих известных писателей, ученых, занимавшихся и занимающихся этой темой. Я помню, как несколько лет назад в архангельском Доме книги продавался толстый том Большого словаря донских говоров, и никому не пришло в голову обвинить его создателей в языковом сепаратизме. Есть же Архангельский областной словарь, Сибирский областной словарь.

Лучше пусть русский язык пополняется из своих диалектов, чем за счет заимствования иноязычных слов, многие из которых только засоряют его, и блатного жаргона. А у нас в последние десятилетия русский язык «обогащается» в основном из таких мутных источников. Так же и единая русская история слагается из историй многих регионов.

А.Т.: - Настоящее казачество никогда из России не уйдет. Еще Лев Толстой сказал, что Россия построена казаками. «Казакия» на Дону, на Кубани? А куда деть Сибирское, Амурское казачество? Вся Россия – казачья Родина. Я считаю, что казаки – субэтнос русского народа. По Льву Гумилеву так и получается. Так же, как и поморы. Но это не значит, что они нерусские, просто отдельные ветви народа, у которых есть свои определенные взгляды, обычаи, традиции. И в этом нет ничего плохого: чем больше у стула ножек, тем прочнее он стоит. Пускай там будут хоть двадцать-тридцать ножек. Кашу маслом не испортить.

А.Б.: - Вспоминают обычно лозунг «государства Казакия». Но ведь его предлагала незначительная группа эмигрантов, которые не пользовались большой популярностью в казачьей среде.

А.Т.: - Они приводят в пример Украину. Но ведь ее начали разводить с Россией по-другому, через галицийский проект. И немцы пытались заигрывать с казаками, утверждали, что в мире два арийских народа – они и казаки. Так как я потомок достаточно родовитых казаков, то и у меня в роду была история, как немцы хотели сделать деда бургомистром. Он отказался. А в 1942 году предпочел идти солдатом воевать против немцев. Потому что он, как и большинство казаков, всегда считал, что Русь – это наша Родина, мы ее защищаем. Хотя они чем-то и отличались от стандартного образа русского человека, но в этом ничего плохого нет.

Как говорил писатель Владимир Личутин: казаки и поморы – соль русского народа. Если создаются школы, кадетские классы, то это все работает на идею объединения народа. У казаков такая идея есть. Или имеется как-то другая идея? Так ее никто не предлагает. Просто у казаков есть генетическая мотивация. Когда общество становится апассионарным, то все, кто «шевелится», что-то делает, кажутся ему либо сумасшедшими, либо опасными.

А.Б.: - Пытаются таких либо дискредитировать, либо вытеснить куда-то на периферию общественной жизни, замалчивать их деятельность.

А.Т.: - «Ему больше всех надо» и так далее. Но если таких активных пассионариев не будет, общество полностью деградирует. Когда пассионариев слишком много, это тоже опасно, это тяга к войне. А чем хорошо казачество, так это тем, что пассионарии в нем «стреножены» православными обрядами, обычаями, которые они не могут нарушить. То же самое – у казаков-мусульман и буддистов (калмыки, буряты). Все они объединены общей идеей пользы для государства. Единственное, чего не хотелось бы – это чтобы казаков использовали для разгона торгующих бабушек.

А.Б.: - Не говоря уже о политических и экономических разборках вроде разгона митингов, рейдерского захвата предприятий и так далее. Это будет еще большая дискредитация казачества, чем любые кампании в СМИ.

А.Т.: - В либеральные ельцинские времена казачества стали бояться как силы. Да, среди казачества встречаются и те, кто может напиться в форме, навесить чужие медали. Но это, как говорится, ошибки роста, они когда-нибудь все равно пройдут. Казачество надо поддерживать, а не говорить: «Смотрите, ряженые». Какие же они «ряженые», эти люди занимаются вашей защитой. В большинстве конфликтов девяностых годов (Югославия, абхазский конфликт, черноморские казаки в Приднестровье, батальон Ермолова в Чеченскую войну) и нынешних (Донецк и Луганск) лидеры были из казаков (Мозговой, Беднов и так далее). То есть они воевали везде. То есть это люди, которые всегда придут на помощь. Но при этом они часто недолюбливают власть, если она не заботится о народе.

А.Б.: - Когда она идет вразрез с интересами народа. А не так, как либералы, для которых любая власть плоха по определению, а патриотическая – самая худшая.

А.Т.: - Если на Кубани и на Дону сохраняются традиционные вещи, почему бы их не использовать на благо страны? Это, прежде всего, хорошая военная подготовка. Жизнь сегодня такова, что мы должны уметь воевать.

Казаки – это и те, кто путешествовал, открывал земли. Архангельской области есть, чем гордиться, потому что много великих казаков вышло отсюда. Говорить о том, что казаки – отдельный народ, тоже неправильно, потому что много великих казаков влилось в казачество: Ермак. Дежнев и другие. Из поморов вышли многие землепроходцы и значительная часть Сибирского казачьего войска. Поморы всегда могли и рыбу ловить, и воевать. Поэтому и у нас в области казачья тема очень активно развивается именно как тема землепроходцев. Мы, поморы и казаки, должны противостоять всем этим нападкам, хотя нас здесь, в Архангельской области периодически пытаются поссорить между собой. Так что, за казаков и поморов, представителей русского народа!

Короткая ссылка на новость: http://ruskazaki.ru/~PiEtg