logo




В руке нагайка, а в узде – мой конь лихой...

В руке нагайка, а в узде – мой конь лихой...

Дом жителя Новомарковки Александра Колесникова стоит у дороги и цепляет взгляд всякого, кто проезжает мимо. Прежде всего обращаешь внимание на плетёную изгородь из лозы – точь-в-точь, как на старинных рисунках. А за изгородью зеленеет уютный садик с опять же своими руками построенной, беседкой, радует сочными красками цветник.

И всё это с ярко выраженным народным колоритом, а главное – с любовью к природе и традиционному сельскому укладу.

– Когда живёшь у дороги, поневоле думаешь о том, как сделать, чтобы всем проезжающим было приятно смотреть на окружающий пейзаж, – начинает разговор Александр.

В Новомарковке мастеровитый хозяин известен не только живописным подворьем, а и службой на таможне и, конечно, своим уникальным хобби – плетением из кожи. В первую очередь – нагаек, этого старинного казачьего оружия.

– С детства было увлечение – плести кнуты, – рассказывает Александр Колесников. – Никто в семье этим не занимался. Можно сказать, я в своём роду – первый. Откуда это пришло? Наверное, от любви к лошадям. Вырос на конюшне и всегда хотел научиться делать уздечки, кнуты. Но более всего – смастерить настоящую казачью нагайку, которую видел лишь в кино.

С возрождением казачества плетеные ремни, предназначавшиеся для управления лошадью, стали атрибутами на всех выступлениях казаков. Вот здесь-то Александр и смог их поближе рассмотреть и пощупать.

– Многие приёмы взял на вооружение у более опытных мастеров по коже, потом стал добавлять что-то своё, и дело пошло, – говорит наш собеседник.

Инструменты для работы самые обычные – ножницы и канцелярский нож. А далее – никакой механики, исключительно ручное производство. Александр с гордостью демонстрирует сплетённые для друзей нагайки и уздечки. Каждая вещь сделана толково и выглядит достойно казака. Умелец из Кантемировского района и сам состоит в казачестве.

– В Центральном казачьем войске, – уточняет Александр Колесников.– К слову, нагайки ведь заметно отличаются в зависимости от места, где их плетут. У наших донских нагаек, например, плеть к рукояти крепится через металлическое или кожаное кольцо, а у кубанских заметной границы между ними нет, плеть словно выходит из рукояти.

Кроме нагаек и кнутов, Александр освоил плетение поводков для собак, уздечек для лошадей. Последние делаются исключительно на заказ, потому как на них идёт кожа лучшего качества.

– Занимаюсь плетением из кожи около десяти лет, – отмечает мастер.– Для души делаю вот эти плети, а для подарков друзьям и знакомым всякую приятную мелочь, вроде брелоков для ключей.

По этим брелокам руку Александра узнают и в Кантемировском, и в соседних с ним районах. Хорошо известны его работы и товарищам по службе. Ежегодно таможня проводит фестиваль искусств «Золотой кадуцей», в котором участвуют должностные лица таможенных органов. Плетение из кожи – в большой чести. Тем более, что промысел этот в наше время довольно редкий, можно сказать, – уникальный.

– В Кантемировском районе, точно, я один, – подчёркивает Александр Колесников. – А в Воронежской области такие вещи делают всего три человека.

Обнаружить нагайки из Новомарковки, между тем, можно в Германии и Франции. Да и в России сделанные нашим собеседником подарки разлетелись от Владивостока до Калининграда.

– Что сегодня для людей значат нагайка, кнут – всего лишь сувениры? – спрашиваю в заключение.

– Как сказать, – улыбается в ответ Александр. – В умелых руках это по-прежнему довольно опасное оружие. При желании овладеть им можно. Моя пятнадцатилетняя дочь Надя свободно управляется с кнутом. Но я за то, чтобы всё-таки эти вещи оставались сувенирами. О каком подарке мечтаю сам? Огромная мечта – приобрести лошадь. По духу я охотник. Кроме служебной овчарки, у меня есть и охотничьи собаки. А вот коня пока нет…

Наталья Столповская
Короткая ссылка на новость: http://ruskazaki.ru/~v98ge