logo




Свой - чужой. Атаман из Урюпинска рассказал о наследии казачества

Ровно сто лет назад на Дону и в Царицыне началась активная фаза Гражданской войны. Жители Дона надолго разделились на два непримиримых лагеря - «красных» и «белых». За годы междоусобицы на казачьем юге пролилось море крови.  

Какие уроки извлекли из давней трагедии? Чем живёт современное казачество и насколько «дети Хопра и Дона» сегодня едины? Об этом рассказал атаман Донского казачьего войска общероссийской общественной организации «Союз казаков России» Владимир Скабелин. 

Сила, братцы 

Сергей Новицкий, «АиФ» - Нижнее Поволжье»: Сто лет назад на Дону началась братоубийственная война. В наши дни удалось преодолеть раскол в обществе, заложенный в те страшные годы?

Владимир Скабелин: Я живу в Урюпинске, поэтому больше буду говорить о жителях родного Хопра. Так вот, по землям округа ещё с конца позапрошлого века проходят две железные дороги - в сторону Москвы и Саратова. Особенно жестокие бои в Гражданскую шли именно в полосе этих дорог. Многие станции, поселения вблизи них множество раз переходили из рук в руки. Страдало мирное население. Массовые захваты «заложников», казни ни в чём не повинных женщин, детей, стариков были тогда почти нормой.

Результаты этой бойни хорошо видны в статистике народонаселения. До революции в округе проживало триста тысяч казаков. На 21-й год оставалось чуть более сотни тысяч. Возьмём мою родную станицу Урюпинскую. Только по директиве Свердлова от 24 января 1919 года за три месяца с момента принятия той директивы здесь расстреляли, по разным данным, от девяти до двенадцати тысяч казаков. А с 1919 по 1921-й годы по решению советской власти в три северных округа Дона переселили «для разбавления» местного населения сто тысяч выходцев из пяти губерний северо-запада страны. Ещё 120 тысяч северян к нам привезли на замещение потерь от коллективизации. В итоге, у остатков коренного казачьего населения от всех тех дел на генном уровне теперь заложен код «свой - чужой». Поэтому семена той далёкой - несколько поколений назад - распри дают о себе знать до сих пор. Это трудно, очень трудно преодолеть. 

И всё-таки считаю, несмотря на ту жесточайшую Гражданскую войну, казаки в основной массе вписались в советскую жизнь. Во время Великой Отечественной войны только с Хопра и Медведицы на фронт ушла в полном составе добровольческая кавалерийская дивизия. С собственными шашками на колхозных конях. Дивизия стала впоследствии гвардейской. 

Переходя к дням сегодняшним, скажу: даже в годы, когда по России военкоматы с милицией отлавливали призывников, у нас отказников почти не было. И пока вся Россия нынче готовит по вузам юристов с программистами, наши парни-хопёрцы часто «по старинке» идут в военные училища. Вот вам и внутренний казачий стержень - на века!

- То есть казачество по-прежнему сила? 

- Вот вам такой исторический факт. Где-то году в двадцать седьмом генсек ВКП(б) Иосиф Сталин был избран почётным казаком станицы Вёшенской. В 2005-м в тех же Вёшках почётным казаком выбрали нынешнего президента РФ, выделив ему даже «в пользование» пай в два гектара земли. Да. Мы, казаки, - державники, но кровью прикипевшие к родным землям, к казачьему присуду.

«Зазнобят» сверху 

- Около 20 лет назад родилась идея реестрового казачества, в 1996 году закреплённая в законе о государственной службе казачества. В чем её плюсы и минусы? Как себя казаки могут реализовать на официальной службе?   

- Закон «О государственной службе российского казачества» не пошёл нашему движению на пользу. По сути, он оттолкнул от возрождающихся казачьих общин казаков. Пошли саркастические вопросы: «А почему нет закона о принятии в масоны?». 

Российские цари тоже приписывали пришлых людей «в казаки». Но приписывали из людей, знакомых с казачьей службой. А теперь вот лезут «в казаки» за деньгами все, кому не лень, карьеристы, деньги бюджетные осваивать. Есть такие, кто всегда сумеет превратить государственное в собственное. В наши дни это звучит глупо, но идею за пятаки не купишь. На нашей земле «служба» свелась к дружинам, что в глазах населения не находит понимания, особенно когда здоровенный детина в а-ля казачьей униформе гоняет бабульку, пытающуюся продать пучок лука со своей грядки. 

- Оправдывает ли себя идея казачьего самоуправления в местах традиционного проживания казаков? 

- Властная вертикаль в наших казачьих краях действует до уровня сельсовета. Если избранный глава сельского поселения попытается что-то сделать во благо своей территории, но вопреки воли вышестоящего органа управления, его мигом, как говорят у нас на Хопре,  «зазнобят» - уберут. 

Те карьеристы, кто под казачьим знаменем пытаются вой­ти сегодня во власть, безбожно врут. Их интересует только власть со всеми вытекающими. Правда, Бог нам посылает настоящих казаков, которые не «казакуя», не рвясь в чиновники, не афишируя себя, делают добро для своей родины. Возрождают заброшенные хутора, за свои средства чинят плотины, ставят детские площадки, разводят племенных коней, создают новые рабочие места, в общем, своими силами обустраивают малую родину. Но так, думаю, не только у нас, на казачьих землях, а по всей России.

Хуторяне-пограничники 

- По данным правоохранителей, спецслужб в казачьих районах страны - на Дону, Кубани, помимо реестровых, общественных казачьих обществ появились организации экстремистского толка. Находят ли радикальные идеи вроде «Дон без России» отклик среди хопёрцев и  урюпинцев? 

- Закон о казачестве породил много нелепых ситуаций. Допустим, по закону, собрались три человека и зарегистрировали Войско. И столько сейчас организаций с подобным названием, что голова кругом идёт от их обилия. Многие из них не привязаны к территории, с исторической памятью, взятой из кино. Все эти «донские республики», «возрождённые станицы» и прочая к казачьему движению отношения не имеют.

- Урюпинский район - один из самых богатых в Волгоградской области по числу сохранившихся до наших дней  традиционных поселений казачьих земель - хуторов, станиц. Имеют ли, на ваш взгляд, малые поселения шансы на развитие? 

- Зачем изобретать велосипед? В 1913 году действовал Комитет по развитию сети железных дорог по землям области Войска Донского. Царь-батюшка собирался вложиться в столь затратное мероприятие только для, как отмечено в одном из тогдашних указов, «улучшения благосостояния казачьего населения края». России были нужны люди, способные за неё постоять не только на трибуне, но и на поле брани.

Через наши края испокон веков шла «федеральная трасса». Когда-то её звали Ордобазарной дорогой, потом Астраханским шляхом. Мы и сегодня ездим по ней. А нынче внутри Волгоградской области разрыв между Урюпинским и Алексеевским районами аж в 18 километров - в распутицу там не всегда проехать. Между Алексеевским и Кумылженским - всего 800 метров. И так до самого Волгограда. Такая же картина в стороны Ростова и Саратова. Говорят, что Германия именно со строительства дорог начала бурный подъём экономики. Может, и нам этот же рецепт применить?  

А знаете, в Финляндии, где в своё время стояли наши деды, будучи на действительной службе, и нынче действует казачья жизнь. На границе с Россией там стоят хутора, жители которых имеют льготы, а взамен поглядывают за границей. Хуторяне там служат щитом, сберегая бюджетные средства на содержание полноценных погранзастав. 

Вообще, сегодня казак в сознании многих людей - это такой ультраправый маргинал. Как получилось, что народ, пострадавший от репрессий и геноцида «расказачивания», стал восприниматься как малограмотная толпа, готовая крушить всё и вся? Современному казачеству, наверное, предстоит ещё сделать многое, чтобы мы воспринимались в обществе именно теми, кем мы и есть на самом деле: наследниками веры отцов и дедов, но никак не экстремистами-маргиналами.  


Александр Михайлов

Короткая ссылка на новость: http://ruskazaki.ru/~VmIE2