logo




Когда красных и белых не различить. Что нашли на месте боёв Гражданской?

Когда красных и белых не различить. Что нашли на месте боёв Гражданской?

Руководитель поискового отряда «Южный» Второго отдела Оренбургского казачьего войска Вячеслав Олегович Новиков дал интервью журналисту газеты «Аргументы и Факты», где рассказал об истории Гражданской войны на Южном Урале, уже найденных артефактах и своем поисковом опыте.

* * *  

Когда красных и белых не различить. Что нашли на месте боёв Гражданской?

Останки погибших находят редко, так как в то время обе стороны стремились хоронить всех погибших.

Недавно в Сосновском районе завершилась необычная поисковая экспедиция. Здесь искали следы боёв Гражданской войны. Под селом Долгодеревенским в середине 1918 года проходили сражения между армией Колчака и красными.

Командир отряда «Южный» Вячеслав Новиков далеко не первый год принимает участие в поисковых экспедициях.

Когда-то у деревни Шигаево

Корреспондент «АиФ-Челябинск» Эльдар Гизатуллин: – Поисковики занимаются в основном раскопками на месте боёв времен Великой Отечественной войны, а вот о находках на местах боёв Гражданской войны слышно не так часто. Почему?

Вячеслав Новиков: – По историческим меркам Великая Отечественная война прошла относительно недавно. В ней участвовали огромные массы войск, было задействовано много техники, поэтому находок до сих пор много. Гражданская война – другая, иной была психология её участников. Останков мы практически не находим, да и железо тогда было в дефиците – после боя его сразу же собирали. А потом в более спокойные годы оставшееся подобрали те, кто ходил по грибы и ягоды или на покос.

У меня тоже всё началось с интереса к Великой Отечественной. Начал искать родственника жены. В апреле 1941 года он попал в «котёл» под Киевом, вышёл из окружения, был разведчиком и погиб в 1944-м. Тёща попросила найти возможное место захоронения. К сожалению, останки родственника мы не нашли, но поисковую деятельность я продолжил.

– А к Гражданской войне ваши родственники отношение имели?

– Конечно. Ведь мои предки – казаки из Курганской области, а 90% казаков воевали за Колчака. Места боёв на Южном Урале находятся не так далеко, поэтому мы можем чаще выезжать на раскопки, даже в выходные. У нас есть кадетский корпус, так что и молодёжь приобщаем. Места нам известны. В основном бои проходили вдоль железнодорожной линии и крупных насёленных пунктов.

– Что уже удалось найти?

– Около деревни Шигаево, что рядом с селом Долгодеревенским, нашли обломок казачьей шашки, часть конской сбруи, несколько гильз 1918 года выпуска, штык от винтовки Мосина, пряжку от ремня на портупее. Найти шашку, кстати, вообще большая удача. Их мало сохранилось – единицы передавали их как семейную реликвию. Иногда шашки находили при разборе старых домов – видимо, кто-то из казаков прятал, опасаясь, что станет известно о его происхождении.

Мы также обнаружили остатки капонира – укрытия, где прятали лошадей от артобстрела. Глубиной он до полутора метров, есть и спуск, чтобы заводить и выводить лошадей.

– А какая из воевавших сторон располагалась в этом месте?

– Трудно сказать. Оружие и снаряжение были обычно одни и те же. Впрочем, гильзы принадлежат карабину «Ремингтон», так что, скорее всего, здесь были белые, а именно колчаковцы. Ведь Колчак наступал именно в этих краях.

Иногда находки относятся к мирному быту. Так, мы обнаружили что-то похожее на гончарные круги – видимо, следы старого поселения.

С Дутовым в Китай

– Бывает, что местные жители сообщают вам о находках?

– Да, звонят, говорят об интересных местах. Некоторые вспоминают: мол, в детстве окопы и гильзы находили. Или даже говорят о месте, где некий комиссар похоронен. Конечно, надо такие сведения проверять.

Сильные бои были под Челябинском. Здесь и белочехи стояли, сражения проходили почти на каждой станции. Вроде дело давнее, а до сих пор споры идут. Вспомните, какие дискуссии были вокруг памятника белочехам на челябинском вокзале.

Также большой бой был около Верхнеуральска, где даже артиллерию применяли. Как и у посёлка Остроленского в Нагайбакском районе – рассказывают, что там снаряды из стен домов вытаскивали. Много мест боёв и в других районах на юге области. Оттуда многие офицеры потом ушли вместе с Дутовым в Китай. В их числе был мой прадед.

– А если бы вы жили в те времена, за кого бы сражались?

– Сложно сказать. Казаки стали воевать за белых после того, как началась продразвёрстка. А ведь большинство казаков жили зажиточно. С другой стороны, братья Каширины, один из которых был братом атамана Верхнеуральской станицы, воевали за красных. Их героями считают, в их честь улицу назвали. А вот память о белом движении не так ярко представлена. Знаю, что в Ленинском районе в монастыре установлен крест в память о казаках – участниках белого движения.

Понимаете, тогда Интернета не было, новости передавали, что называется, из уст в уста. У многих вовсе не было выбора – просто забирали в армию, не спрашивая желания. В Долгодеревенском фронт проходил через реку Миасс, посреди деревни. И в итоге родственники оказались по разные стороны.

Били по льду артиллерией

– А почему так мало находят останков павших во время Гражданской войны?

– Повторю, тогда психология у людей была другая. Большинство составляли верующие, для которых немыслимо было бросать останки где попало. Почти всех павших сразу же хоронили. А вот в Великую Отечественную войну ситуация была иная (сравните хотя бы массы войск и применение техники). С другой стороны, есть случаи обнаружения останков времён Гражданской войны. Рассказывали, что под Златоустом находили скелеты бойцов с трёхлинейками.

– Знаю, что вы проводите также раскопки на местах боёв Второй мировой…

– Да, мы, к примеру, работали в Псковской области на озере Свиблово. Там в 1943 году шли серьёзные бои. Наши войска по льду зашли на полуостров, а немцы при помощи артиллерии разбили лёд на озере, чтобы советский корпус не смог отойти, и начали обстреливать полуостров. Деревьев там было мало, они совсем невысокие, поэтому нашим практически негде было укрыться. Там много погибших. За четыре вахты мы подняли останки 521 бойца. В этом году нашли останки 145. У некоторых, надеемся, ещё можно найти родственников.

– Среди ваших экспонатов я вижу нечто вроде нагрудной брони. Что это?

– Это называется кираса. Её надевали штурмовики. Но многие кирасы снимали, потому что в бою от них было мало пользы (немцы специально применяли бронебойные пули со свинцовым наконечником). У бойца, на котором мы нашли кирасу, весь череп раздроблен.

Интересных находок немало. Скажем, маленькие бутылочки из-под водки. Или же расчёска, зеркальце, что принадлежали какому-то бойцу. Или гвардейский значок, пробитый пулей.

– Не опасно ли проводить раскопки там, где под землёй до сих пор находится немало оружия?

– Конечно, опасно. Поэтому перед каждым выездом проводим подробный инструктаж. Территорию проверяют, а молодёжь на опасные участки не пускают. Раньше много было несчастных случаев, сейчас их гораздо меньше.

Подрастающее поколение должно знать нашу историю, а в поисковых экспедициях они сталкиваются с нею непосредственно. Но больше им угрожают не неразорвавшиеся мины, а непонимание того, с чем придётся иметь дело. Приходит какой-нибудь парень, который провёл летом выходные на озере в палатке, и думает, что готов к экспедиции. А его ждёт нечто другое – до минус пяти градусов по ночам, когда утром в ведре обнаруживаешь лёд. Или дождь сутками. А обсушиться можно лишь у костра.

– Будете ли продолжать экспедиции по следам Гражданской войны?

– Да, мы выиграли грант – будет не менее пяти экспедиций, в которых примут участие 50 ребят. Также проведём лекции по поисковой деятельности. Поэтому уверены, что впереди ещё немало открытий.

Короткая ссылка на новость: http://ruskazaki.ru/~ENWXh