logo




«Казаки - это вихрь»: как сотня Недорубова удерживала немцев у станицы Кущевской

«Казаки - это вихрь»: как сотня Недорубова удерживала немцев у станицы Кущевской

В отличие от западных режиссеров советские обходили стороной тему участия в Великой Отечественной войне казаков - слишком непростыми были у тех отношения с советской властью. Однако во многом именно благодаря казачьим корпусам и дивизиям летом 1942 года удалось сорвать гитлеровское наступление на Кавказ, предотвратить потерю нефтяных месторождений, которое означало бы для Советского союза поражение в войне.

Символом казачьей доблести и самопожертвования стала оборона станицы Кущевской. В этих боях лейтенант Константин Недорубов - полный Георгиевский кавалер, бывший подхорунжий - заслужил звание Героя Советского Союза. Уникальный случай в истории.

28 июня 1942 года Вермахт нанес свой главный удар на левом фланге Южного фронта. Тот самый, в глубокой тайне подготовленный план «Блау». Немецкий удар застал командование Красной Армии врасплох. Рухнул Южный фронт. Советские части отступали к Дону и Волге.

«Обстановка сложилась очень сложная. 24 июля 1942 года немецкие войска во второй раз захватили город Ростов-на-Дону и начали быстро продвигаться в сторону Кубани на краснодарском направлении, чтобы завладеть нашими кубанскими плодородными землями, а также нефтеносными районами - Майкопом и Грозным», - объясняет сотрудник районного исторического музея станицы Кущевская Александр Дрига.

29 июля 1942 года немецкие войска вышли на рубеж реки Ея - последнего естественного препятствия на пути к Кавказу. Советское командование бросило в бой единственный оставшийся резерв - 17-й казачий Кавалерийский корпус.

31 июля 1942 года немцам удалось выбить оборонявшую Кущевскую стрелковую дивизию и захватить важный плацдарм на южном берегу реки Ея. Для них путь на Кавказ, казалось, был открыт. По данным немецкой разведки, единственным соединением противника на их пути был корпус, состоявший из казаков-добровольцев непризывного возраста. Большинству из них было больше 50 лет. В ночь с 31 на 1 июля казаки 15-й Донской дивизии подобрались по нескошенным полям вплотную к немецким позициям на окраине Кущевской и быстрым броском ворвались в траншеи. В первых рядах ночной атаки был командир сотни - лейтенант Константин Недорубов. Бок о бок с ним бился его 17-летний сын Николай.


© ТРК "Звезда"

Утром, когда рассвело, немецкие войска перешли в контратаку. На захваченные казаками траншеи обрушились бомбы, снаряды, а затем двинулись танки. Что могли противопоставить бронированным машинам кавалеристы? Несколько легких пушек-сорокапяток, бутылки с зажигательной смесью и гранаты. Сотня Недорубова таяла на глазах.

«Изучая архивные документы, я пришел к такому выводу: из казачьей сотни, которая первоначально имела штат 70 казаков, а перед этим она еще 2 дня вела бои в районе Самарской, Бирючий, Калиновка - то есть там тоже потери были. Здесь, наверное, так человек 40 как минимум погибли», - уверен сотрудник районного исторического музея станицы Кущевская Александр Дрига.


Наш «Панцирь» против израильской «Ярости»








Поняв, что в лоб казаков не возьмешь, немцы решили обойти их позиции. К вечеру по полуразрушенной дамбе западнее Кущевской на южный берег реки Ея перешли два полка 4-й горно-стрелковой дивизии. Горные стрелки считались элитой немецкой армии. Они были прекрасно подготовлены и хорошо вооружены для подобных внезапных рейдов.

15-я Донская дивизия фактически оказалась в полуокружении у станицы Кущевской. Командование казачьего корпуса бросило в бой последний резерв - 13-ю Кубанскую казачью дивизию, которая должна была атаковать врага в конном строю.

«Казаки 13-й кубанской дивизии, строго по уставу Красной конной армии выстроив свои атакующие цепи, по взмаху полковника Миллерова - это круговое движение шашки - сразу рысью казаки и пошли. Потом немцы увидели это продвижение, начали обстреливать, и, по мере усиления, казаки переходили, убыстряли ход своих лошадей. И когда уже первая особенно рубка произошла на территории нынешнего кущевского аэродрома, там уже казаки мчались во весь галоп», - рассказывает Александр Дрига.

Эта атака стала легендарной. Казаки проскочили стену огня и ворвались на позиции горных стрелков. Одновременно с конной атакой 13-й Кубанской в наступление пешим строем пошли казаки 15-й Донской дивизии. Немецкая оборона дрогнула. Бой закипел уже внутри станицы Кущевской. Позже один из выживших в тот день немецких солдат Альфред Курц записал в дневнике: «Одно воспоминание о казачьей атаке повергает меня в ужас и заставляет дрожать. По ночам меня преследуют кошмары. Казаки - это вихрь, который сметает на своем пути все препятствия и преграды».


© ТРК "Звезда"

Оправившись после атаки казаков, немцы подтянули резервы и перешли в контратаку. Станица несколько раз переходила из рук в руки. Немецкие саперы сумели восстановить мост через реку Ею, и в Кущевскую хлынул поток техники и войск. Командование корпуса приказало 15-й Донской дивизии оставить Кущевскую и закрепиться на подготовленном рубеже в трех километрах от станицы. Поредевшая сотня Недорубова осталась прикрывать отход.

Справа от позиций арьергарда высилась железнодорожная насыпь. Константин велел сыну прихватить побольше гранат. Сам взял несколько подсумков с дисками для автомата. С таким нехитрым арсеналом отец и сын пошли в разведку.

«Они направляются к этой насыпи, начинают ее переходить. И вдруг неожиданно, оказавшись наверху, на рельсах, они напротив себя видят приближающееся немецкое подразделение. Это потом только стало известно, что это была рота. Николай застыл, его отец застыл. Немцы застыли. У них перед глазами выскочило два казака. Вот что значит психологическая подготовка воина, старого воина. Константин Иосифович сбивает с ног своего сына. Выхватывает у него автомат и начинает стрелять по колонне немецких пехотинцев», - говорит Сергей Рябухин, директор краеведческого музея станицы Березовская.


© ТРК "Звезда"

Недорубовы, перемещаясь вдоль насыпи, три часа сдерживали натиск целой роты. Наконец, выпустив по врагу последние патроны, отец скомандовал сыну: «Отходим!». Они не успели далеко отбежать, как под ногами Николая взорвалась мина.

В этот момент Константин Недорубов оказался перед самым нелегким выбором в своей жизни. Вытащить тело сына к своим - на это не было практически никаких шансов. Между тем, за насыпью - свои, и они не подозревают, что враг пытается их обойти. Недорубов бросился к позициям сотни и поднял казаков в контратаку. В яростной рукопашной схватке они отбросили немцев. Однако пробиться к насыпи не удалось - сын так и остался на территории, захваченной врагом.

Казачий корпус получил приказ отступить, он выполнил свою задачу. Четыре дня немцы топтались у небольшой станицы, которую обороняла горстка казаков. Между тем Недорубов не находил себе места.

«Переживал очень сильно за сына, за то, что оставил его на поле боя. Сами понимаете, у казаков традиция забирать тела погибших. А тут вот такой случай», - объясняет директор краеведческого музея станицы Березовская Сергей Рябухин.

Константин, который и раньше был бесстрашным, теперь брался за самые рискованные операции. В конце августа 1942-го его сотня, пробравшись за линию фронта, разгромила тыловую колонну, уничтожила 20 машин с военным имуществом и около 300 фашистов.

5 сентября в бою за высоту 374 у села Куринского Апшеронского района Краснодарского края лейтенант Недорубов в одиночку подобрался к минометной батарее, закидал ее гранатами и уничтожил из ППШ всю орудийную прислугу. При этом сам был ранен, но расположение полка не покинул.

А уже 16 октября под селением Мартуки сотня Недорубова за день отразила четыре атаки эсэсовцев и практически вся полегла на поле боя. Сам Недорубов получил 8 пулевых ранений. Уже в госпитале он узнал о своем награждении орденом Красного Знамени.

Врачи признали Недорубова временно негодным для военной службы и отправили домой долечиваться, где его ждала неожиданная новость - сын Николай жив. Когда жители Кущевской стали собирать тела советских солдат для захоронения, его нашла уроженка Березовской.

Короткая ссылка на новость: http://ruskazaki.ru/~cKKKK