Казак — это православный воин: кизлярский атаман рассказал о службе в наши дни

logo




Казак — это православный воин: кизлярский атаман рассказал о службе в наши дни

Казак — это православный воин: кизлярский атаман рассказал о службе в наши дни


Как в городе Кизляр пережили атаку террориста в начале этого года? Чем живут терские казаки в Кизляре? Как идет процесс возрождения казачества и что такое казачий дух? На эти и другие вопросы в беседе с корреспондентами Федерального агенства новостей ответил Валентин Иванов — атаман Кизлярского окружного общества Терского казачьего войска.

После шока от трагедии

— Валентин Игоревич, 18 февраля этого года в Кизляре произошел теракт — вооруженный преступник напал на православных верующих у храма великомученика Георгия Победоносца. Погибли мирные люди. Преступник уничтожен. Чем была эта одиночная акция — попыткой возврата в прошлое или способом запугать православных людей?

— Когда это случилось, был шок. Еще больший ужас вызывало то, что человекоподобное существо совершило такой поступок возле Божьего дома.

Но своих целей террористы — и сам негодяй, и тот кто его направлял, так и не достигли — у них ничего не вышло. Получился обратный эффект — во-первых, защищая православный храм пострадали мусульмане, сотрудники правоохранительных органов. Переживали эту беду все жители города и региона, независимо от национальности и вероисповедания. Тысячи людей участвовали в траурных мероприятиях по искреннему зову души и по велению сердца. Горе объединило в Кизляре очень многих.

Казак — это православный воин: кизлярский атаман рассказал о службе в наши дни
Казак — это православный воин: кизлярский атаман рассказал о службе в наши дни РИА Новости/Саид Царнаев

Наверняка те, кто замышлял эту атаку, рассчитывали, что последствия получат дальнейшее развитие в межнациональной и межрелигиозной сфере. Они поняли, что эти потуги были зря. Народ, проживающий в Дагестане, на Кизлярщине, оказался достаточно мудр, чтобы оценить такие нападения трезво и грамотно.

Через некоторое время то же самое произошло в Грозном. И цель та же самая. Но если Кизляр это провинциальный город, то Грозный — столица Чечни. Вылазка в самом центре это вызов — мол, смотрите, кто в городе хозяин. Но опять-таки эффект оказался полностью обратным: резкое осуждение и понимание произошедшего горя. Мы выезжали в Грозный на траурные мероприятия после этих событий. Туда съехались казаки со всей Чечни, из Ингушетии и Осетии. Мы оказали поддержку нашим братьям и сестрам, проживающим в Чеченской Республике.

На сегодняшний день ситуация в Кизляре спокойная, не вызывает тревоги, город живет мирной жизнью — хотя сотрудниками правоохранительных органов предпринимаются беспрецедентные меры для охраны религиозных учреждений, чтоб не допустить впредь вылазок, подобных зимней. Думаю, общими усилиями мы окончательно победим это зло, терроризм и экстремизм, и наступит нормальное время. Мы будем жить как раньше — спокойно, не опасаясь таких проявлений.

Чем живут казаки

— Чем живет и как развивается казачье общество в Кизляре?

— Наше общество проходит процесс перерегистрации. Станичные и хуторские организации зарегистрированы в Минюсте. В настоящее время подготовлен пакет документов для отправки в Министерство юстиции России для регистрации казачьего округа.

Что имеется в виду? Мы дали согласие на внесение в государственный реестр казачьих обществ и привлечение нас на государственную службу. Регистрация в региональном Минюсте проходила очень серьезно и со строгим соблюдением всех требований. Это довольно длительный процесс проверок и уточнений.

Самое главное, что мы сохранили Кизлярский казачий округ, набрали 1100 казаков — округ является правопреемником прежнего и имеет право на существование. В последние годы наша деятельность упростилась — в Кизляре создан казачий центр, выделено прекрасное здание, проведен ремонт, приобретены мебель и оргтехника, транспорт. Мы ни в чем сейчас не испытываем нужды. Есть проблемы, но мы уверены, что они будут решены.

Казак — это православный воин: кизлярский атаман рассказал о службе в наши дни
Казак — это православный воин: кизлярский атаман рассказал о службе в наши дни РИА Новости/Николай Хижняк

Благодаря правильным отношениям, выстроенным в рамках взаимодействия с властью, казачье общество работает стабильно. Мы стали полноправными участниками общественной жизни республики. Участвуем во многих мероприятиях в Дагестане и за его пределами. В частности, на молодежном форуме «Машук» в 2015 году Дагестан представляли мы, кизлярские казаки. Выезжали в Пятигорск, выставляли казачью экспозицию, показывали свои быт и культуру. Это тоже говорит о доверии и статусе нашей организации.

Самое главное, что казачьи общества, которые внесены в государственный реестр — это резерв Верховного главнокомандующего. Реестр — это полный список казаков с указанием учетной воинской специальности каждого для того, чтобы руководство страны знало, на кого оно может опереться в трудную минуту.

Казаки всегда ориентированы на защиту Родины. В различные исторические периоды эта служба выглядит по-разному, но всегда посвящена одному — служению Отечеству. Мы к этому и стремимся.

Сейчас основное внимание уделяем работе с молодежью, чтобы наши ряды пополнялись. Создан казачий молодежный клуб, привлекаем молодежь на наши мероприятия. Каждый месяц в православном храме проводим ритуал принятия казачьей присяги, который проходит обязательно с участием священнослужителей. Приходят родственники, близкие, простые жители города, люди смотрят с интересом.

Проводим субботники по уборке прихрамовой территории. Причем это никогда не ограничивается участием только членов нашего казачьего общества. Приглашаем всех желающих. Мы открыты для всех — приходите, смотрите, участвуйте. Ни от кого не отделяемся ширмами и занавесками.

Осталась соль — самые стойкие

— Кто состоит в Кизлярском окружном казачьем обществе?

— У нас есть все категории граждан, но в основном это работники сельского хозяйства, ведь живем в сельской местности. Наши казаки служат в армии, погранвойсках, Росгвардии, в других силовых структурах.

Я сам родовой казак — родился казаком, был казаком, но когда находился на службе в правоохранительных органах, не мог состоять в общественной организации. С выходом на пенсию уже не являюсь госслужащим и имею полное право быть в общественной казачьей организации.

— Готово ли казачье общество взять на себя функции по охране общественного порядка и обеспечению безопасности в городе и районе?

— Естественно, готовы, но… Что касается казачьих дружин, речь идет об их работе в местах компактного проживания казаков, как указано в законе. В условиях Дагестана мы участвуем в охране общественного порядка как народные дружинники наравне с представителями других национальностей и религий, но не отдельно. И думаю, нецелесообразно в многонациональной республике формировать какой-то мононациональный патруль.

— В Кизляре значительную долю населения составляют этнические русские. Как они себя здесь чувствуют?

— Мы живем у себя дома, разговариваем на своем языке, поем свои песни, рассказываем дети свои сказки. Так что я никаких проблем не вижу. Проблема в другом — есть миграционные вопросы, но они зависят от того, что люди ищут там, где лучше, где легче жить.

Да, было время, когда шел массовый отток населения: где-то хлеб на деревьях растет, манна небесная с неба сыплется и т. д. Сейчас этот процесс остановился, потому что все, кто хотел, уже уехал, а остались те, кто никуда не собирается. А с другой стороны, люди сейчас понимают, что в принципе везде сейчас жизнь одинакова, а бесплатный сыр бывает только в мышеловке.

Молодежь уезжает учиться в другие регионы России, там женятся, выходят замуж, остаются. Находясь в Кизляре, в администрации города, пройдясь по улицам, вы обратили внимание, что какие-то проблемы в межнациональном общении здесь не проявляются. И это правда. Многие русские люди здесь добились успеха в карьере, потому что в республике должное внимание уделяется русскоязычному населению.

Казаки реабилитированы, но вопросы остаются

— Терское казачье войско — самое пострадавшее от расказачивания в России, а точнее от разгрома. Чем сопровождается процесс реабилитации и возрождения в общине казаков?

— Как все это происходило, мы знаем. Терское войско дольше всех за царя стояло, и пострадало больше всех, почти поголовно. Но это тема для отдельного разговора.

Вопрос о реабилитации. Казаки реабилитированы, что подтверждено законодательно (закон о репрессированных народах). Но реабилитация подразумевает реституцию и какие-то имущественные взаимоотношения. По гражданскому кодексу мы, как минимум, внуки репрессированных, а в основном уже правнуки. А возмещение ущерба законодательно полагается детям. То есть смысла требовать каких-то материальных компенсаций нет. А в моральном плане мы, повторюсь, реабилитированы. Репрессии, ссылки, гонения, расправы над казаками признаны, хотя и здесь еще остается много вопросов о роли казачества, о Краснове и т. д. И ряд вопросов до сих пор не разрешен.

Я не хотел бы сейчас говорить о том, кто прав и кто виноват, делить на красных и белых, но до сих пор, как минимум дискуссия и полемика по этим вопросам идут.

Казак — это православный воин: кизлярский атаман рассказал о службе в наши дни
Казак — это православный воин: кизлярский атаман рассказал о службе в наши дни РИА Новости/Владимир Вяткин

Частицы казачьего духа

— Какие черты отличают казака от неказака? Что такое казачий дух?

— Трудно объяснить, что такое казачий дух. Да, в какой-то степени казаки — это военное сословие, но я считаю, что казак — это национальность.

…Моему отцу в 1991-м году на Кубани выдали казачье удостоверение, где черным по белому написано: «Национальность — казак». Значит, я по национальности тоже казак. У гвардейца гвардеец не рождается, а у казака рождается казак.

Да, казаком можно стать. У нас люди принимают казачью присягу. На определенном этапе человек становится нашим соратником — если подходит нам, если соблюдает все наши традиции и казачьи обряды, если он православный, то милости просим. Но казаком он еще не будет, а вот его дети уже будут казаками. Этот вопрос не так прост, как кажется на первый взгляд.

Но от людей отворачиваться нельзя, тем более в наших условиях. Поэтому мы стараемся привлекать желающих в общество, но делаем это очень разборчиво. Главный вопрос — это православие. Без храма казаком быть нельзя, потому что казак — это православный воин.

Чем хорош реестр? Тем, что дисциплинирует казаков и не дает в нашу среду проникать проходимцам. У нас в реестре строжайшая дисциплина. Такие понятия, как казачья вольница, остались в Сечи, где могли поймать сома в Днепре и голосовать, как его делить. А когда, простите, появились танки, бензин-керосин, самолеты, радиостанции и все прочее, когда командиру нужно знать массу вопросов, организуя бой, вольницы быть не может.

Поэтому казачеству нужно избавляться от случайных людей. Таких мы стараемся не пропускать в свою среду, потому что страдаем потом все.

Мы помним, как шли разговоры про казаков, мол, набрали алкоголиков. А у нас в казачестве таких быть не может. Наши казаки участвуют в марафонских забегах, легкоатлетических соревнованиях по местам воинской славы в республике, стараются вести здоровый образ жизни, не пьют и не курят, чтобы даже не дать повода усомниться в правоте нашего поведения. Это и есть частица казачьего духа.


Автор: Василий Иваненко и Юрий Котенок
Короткая ссылка на новость: http://ruskazaki.ru/~DIwSA