logo




Казачья жизнь и судьба

Казачья жизнь и судьба

16 июля 1992 года Верховный совет России принял постановление о реабилитации казачества. Тем самым государство как бы извинялось за все те неправды и лишения, которым подвергались казаки, казачки и их дети, когда само слово "казак" было по-сути вне закона.

Причины для ненависти у большевиков, конечно были, нигде больше пожар гражданской войны не вспыхивал с таким жаром, как в исторических казачьих областях. Дон, Кубань, Урал и Сибирь стали основным театрами противостояния красных и белых. В то время как в европейской части страны, как принято было говорить - "коренных великорусских губерниях" приход советской власти проходил почти без особых эксцессов.

Угли ненависти на Дону, Тереке, Кубани, Урале, тлели долго. К началу XX века казачество утратило почти любые признаки былой удали и иррегулярности. Лояльные внешне престолу-отечеству, служащие по регулярному уставу, потомки вольных поселенцев не забывали и о Стеньке Разине, Кондратии Булавине, Емельяне Пугачеве, которые этот самый престол трясли как грушу. Оказалось, что и через полтора-два века казаки не позабыли кровавых подавлений восстаний - государевых виселиц, плах и плетей. Поэтому при первой же немощи монархии, лихие наездники и рубаки немедленно качнули лодку ветшающей имперской государственности.

"Вонючая Русь у нас не должна править", - говорит Пантелей Мелихов в романе "Тихий Дон", демонстрируя долго лелеемые чаяния изрядной части казачества об автономии. Увы, ни царская власть, ни тем более советская, мириться с такими настроениями не могли. Поскольку основой государственной политики большевиков стал классовый подход, который позволял целые сословия объявлять враждебными новой власти, участь казачества была предрешена.

Использовав ложные посулы, угрозы, и марксистскую диалектику, казаков заставили поверить новой власти и разоружиться. Вслед за этим на чубатые головы обрушился репрессивный топор. Те, кто остался жив, уцелели больше не от доброты новой власти, а от ее нераспорядительности. Как и на кулаков и вообще "бывших" на казаков махнули рукой - рассеянные по лагерям и глухим поселкам спецпереселенцы, они больше не представляли опасности.

Но и из этих уцелевших семян вырос урожай, когда пришел срок. Потомки расказаченных заставили государство хоть и поздно, но признать свою вину. Мертвые сраму не имут, но ведь и живые не должны носить на себе клеймо потомков врагов. Современная история казачества в России началась, по сути, заново. И создают ее потомки и духовные наследники не врагов, но людей, бывших искренними во всех своих проявлениях.

Источник:  http://vm.ru/news/515397.html
Короткая ссылка на новость: http://ruskazaki.ru/~LLdNc