logo




Казачьи улицы: последний атаман Михаил Бабич

Казачьи улицы: последний атаман Михаил Бабич

Он был единственным из всех Кубанских наказных атаманов, кто был потомственным казаком. И именно ему досталась самая страшная смерть — не от недругов России в честном бою, а от рук тех, кто жил с ним в одной стране. 4 августа исполняется 175 лет со дня рождения Михаила Павловича Бабыча.

Михаил Павлович Бабыч (в некоторых исторических трудах — Бабич) занимает особое место в ряду Кубанских наказных атаманов. Многие из тех культурных и исторических ценностей, что дошли до наших дней, нашли «прописку» в Екатеринодаре, благодаря воле и энергичности этого блестящего администратора и просветителя. И именно Михаил Павлович оказался последним атаманом дореволюционного периода кубанского казачества, столь жестоко и несправедливо поплатившимся за свою преданность вере, Отечеству и традициям своего сословия.

Маленький Миша появился на свет в семье Павла Денисовича Бабыча, генерал-лейтенанта, участника Русско-турецкой и Кавказской войн. Произошло это событие в кубанской станице Нововеличковской в 1844 году. Не удивительно, что с раннего детства мальчик слышал рассказы о сражениях и военных буднях, рос в атмосфере особого уважительного отношения к армии и защитникам Отечества.

Его будущее, как человека служивого, было предрешено в самом младенчестве. После окончания Михайловского Воронежского кадетского корпуса и Кавказкой учебной роты, Михаил Бабыч в чине юнкера успел принять участие в последних актах Кавказской войны. Свой первый Георгиевский крест 4-й степени он получил в 1864 году за взятие Сочи, бывшего тогда аулом.

Так началась его более чем 50-летняя служба на благо Российской империи. Не единожды менялись и точки дислокации на военной карте страны: Михаил Павлович воевал в Средней Азии, принимал участие в русско-турецкой войне, не раз оказывался там, где становилось горячо и опасно.

В 90-х годах XIX века происходят изменения в его личной жизни. В возрасте 50 лет он женится на дочери статского советника и дворянина Сташевского. Софья Иосифовна, которая была моложе мужа на 25 лет, родила ему двух дочерей — Елену и Екатерину.

Примерно в это же время сбывается давнее желание Бабыча о возвращении на Кубань. Он получает чин генерал-майора и становится старшим помощником начальника Кубанской области и наказного атамана Кубанского казачьего войска. Но в 1906 году Михаил Павлович вновь покидает родину, вступив в должность военного губернатора Карсской области. Спустя два года, в чине генерал-лейтенанта, Бабыч возвращается в Екатеринодар уже главой Кубанского казачьего войска.

В памяти современников этот человек остался как справедливый, но достаточно жесткий руководитель. Кубань тех лет сотрясали последствия революции 1905-1906 годов. В областном центре свирепствовал террор анархистов и эсеров, действовали группы «Мстители», «Кровавая рука», «Ворон», «Летучая партия» и другие. Зачастую члены этих организаций имели о проповедуемых ими идеях весьма смутное представление, что не мешало им вымогать деньги у зажиточных граждан, устраивать разбои на улицах и убивать всех, кто имел смелость не подчиняться «экспроприаторам». Атаман Бабыч ввел так называемый «комендантский час», чем большинство кубанцев остались довольны. Бесчинства полуночной поры прекратились.

Во время Первой мировой войны атаман позаботился об установлении твердых цен на хлеб и мясные продукты, чтобы пресечь распространявшуюся спекуляцию. Провинившиеся подвергались денежному штрафу до 3 тыс. рублей или аресту до трех месяцев.

В годы его правления отмечен экономический подъем в Кубанской области. Эффективно заработали многие промышленные предприятия, много душевных и физических сил атаман вложил в строительство Кубано-Черноморской и Армавиро-Туапсинской железных дорог, в разы выросло число начальных школ и ремесленных училищ. Стараниями Бабыча заработала школа прапорщиков.

Наказной атаман придавал огромное значение охране исторического наследия. Он заставлял подчиненных ему атаманов следить за неприкосновенностью скифских курганов, наказывать их грабителей, штрафовать кладоискателей в счет благотворительности.

Получив неплохое образование, повидав свет и пожив среди людей разных культур, но будучи истинным патриотом земли кубанской, Михаил Павлович страстно желал передать потомкам все свидетельства ее уникальности, ее богатства. 7 июля 1908 года Бабыч издал приказ: «…учредить Кубанский войсковой этнографический и естественно-исторический музей в городе Екатеринодаре. В этом музее должны быть наглядно представлены: природа края, прошлая и настоящая жизнь всего населения во всех его проявлениях мысли и труда».

Уход из жизни основателя Краснодарского историко-археологического музея Евгения Фелицына послужил причиной того, что все чаще и чаще ценные экспонаты коллекции — книги и артефакты — стали попадать в руки частных коллекционеров. Это не осталось незамеченным со стороны атамана, и вскоре появился новый приказ о формировании личного архива Фелицына и его перехода в музейную собственность.

В 1911 году при личном и очень внимательном кураторстве Бабыча в станице Таманской появился памятник запорожцам, впервые ступившим в позапрошлом веке на таманскую землю. Там же, но чуть раньше, на выделенные им средства построили грязелечебницу (к сожалению, здание подверглось критическому разрушению во время Великой Отечественной войны). С легкой руки Бабыча и его жены Софии в Екатеринодаре открылось музыкальное училище. Атаман был председателем комиссии по возведению памятника Екатерине II.

Невероятно добрый, общительный и интеллигентный, Михаил Павлович, тем не менее, был твердым монархистом и придерживался строгих, незыблемых взглядов на политику, нравственность и человеческую мораль. Казаки называли его «ридный батько», ощущали его искреннее внимание. Причем, с просьбой или за советом к главе войска могли обратиться не только те, кто принадлежал к казачьему сословию, но и любой екатеринодарец, независимо от социального статуса. В правилах атамана было принять каждого в день обращения.

Его случалось встретить на улицах города без конвоя, и даже без ординарца, одетым в ничем не примечательную черкеску и черный бешмет. Несмотря на то, что сам Бабыч, как и его отец, участвовали в Кавказской войне, он питал огромное уважение к горцам.

В 1914 году Бабичу исполнилось 70 лет, а также подошло 50-летие служения в российских офицерских чинах. Но ни одну из этих юбилейных дат он решил не отмечать. Говорил, мол, отпразднуем, когда войне с Германией придет конец.

Годы самоотверженной службы на благо кубанского казачества, его столицы Екатеринодара, всех жителей города и области закончились революционными событиями 1917 года. 13 марта атаман получил от Временного правительства увольнение. Талантливый организатор и преданный Отечеству генерал властям оказался не нужен.

После отставки Михаил Павлович покинул родную Кубань и вместе с семьей поселился в Минводах. Наивный и честный человек, он надеялся найти покой и заслуженную благодарность за свои заслуги перед государством. Но его ждали многочисленные обыски и даже аресты, в результате которых его, правда, достаточно быстро отпускали — революционеры не видели состава преступления.

В ночь с 6 на 7 августа 1918 года в дом бывшего наказного атамана ворвались вооруженные люди, во главе которых стоял начальник местной контрразведки матрос Рубан. Последовали очередной «беспорядок» в квартире, угрозы и оскорбления, после чего генерала увезли в Пятигорск, где его пытали.

Огласив приговор к смертной казни, немолодого и больного генерала заставили самому себе рыть могилу неподалеку от горы Бештау, после чего привели приговор в исполнение. Софии Иосифовне Бабыч даже не разрешили достойно и по-христиански похоронить мужа.

Спустя год, по приказу генерала Деникина, останки последнего казачьего предводителя нашли в чужой могиле. Опознание прошло по зубам и волосам.  Когда было установлено точно, что это прах генерала Бабыча, его переправили в Екатеринодар в цинковом гробу. Там прошло перезахоронение с воинскими почестями в усыпальнице собора Святой Великомученицы Екатерины. А в 1921 году было разрушено и это последнее пристанище воина.

В 1994 году на месте родового имения Бабычей появилась мемориальная доска. Позже именем славного сына кубанского казачества назвали улицу краевой столицы и кадетский корпус.


Вячеслав Смеюха

Короткая ссылка на новость: http://ruskazaki.ru/~cw2hV