logo




Как капитан милиции стал коневладельцем и казаком

Как капитан милиции стал коневладельцем и казаком

Сергея Бурдуковского в селе Гурульба знают все, для взрослых он добрый семьянин и хозяин, для местной детворы - просто дядя Сережа

Школьные друзья считают Сергея Бурдуковского человеком крайностей. Они так и заявляют ему: «Рос хулиганом, а стал милиционером. В детстве угонял лошадей, а стал табунщиком». 

Человек крайностей

В иволгинской Гурульбе все от мала до велика знают Сергея Владимировича. В этом пригородном селе кто-то называет его чудаком, кто-то – казаком, а для местной детворы он просто дядя Сережа. 

В первый раз он сел на коня, когда ему было лет пять. Вспоминает, что было страшно, аж коленки дрожали,  но любопытство взяло верх, и с тех пор он просто влюбился в лошадей. 

Но у мамы не было возможности купить коня единственному сыну. Вот и стал он подростком угонять лошадей, чтобы покататься в степи или съездить в соседнее село на дискотеку. Тогда все чаще учителя жаловались маме, что ребенок  совсем забросил учебу. Пришлось ему менять Кыренскую школу на Заиграевскую, но в итоге окончил в Улан-Удэ вечернюю школу молодежи. А потом, на удивление многих, поступил в Орловскую высшую школу МВД. По признанию Сергея Владимировича, сегодня во всей Бурятии всего четыре выпускника этой школы. А в системе ГИБДД он дослужился до звания капитана и ушел на пенсию. 

Сейчас Сергей - подъесаул городского казачьего общества «Верхнеудинская станица»

Главный помощник

Сергей Владимирович знал, чем займется на пенсии. 

- Кто в хозяйстве на селе главный помощник? Конечно, конь, - говорит  он утвердительно. 

Сначала купил жеребца. Он подрос и в поисках подруги стал убегать с подворья, чем доставлял немало тревог хозяину. Тогда Сергей приобрел в Джиде двух кобыл. А те принесли двух жеребят. Так стало разрастаться хозяйство. Теперь у него с супругой Натальей в подворье содержатся лошади, козы, коровы, куры и гуси. 

Старинное седло

О своих лошадях Сергей Владимирович может рассказывать часами. И клички у них самые ласковые  -  Байкал, Алтын, Огонек, Варвара,  Агата, Малыш…  И была у него даже Ханда. А когда ее отдавал в Иркутскую область, переименовал в Хонду. 

- Я ни одну лошадь не забил на мясо. Не могу и всё. Я либо продаю, либо обмениваю, - признается он. 

И в доказательство своих слов приглашает в «хомутарку». Там он показывает седла – казачье, спортивное, бурятское, монгольское и даже ковбойское. Чтобы стать его хозяином, Сергей Владимирович отдал за него двух жеребцов. Но особенно дорого ему  старинное бурятское седло. 

- Думаю, что оно XIX века. А принадлежало седло моему прадеду, который по служебным казачьим делам жил в Монголии. Мне его отдали мои двоюродные братья из Тунки.  Но они его порядком испортили, исколотив гвоздями, - рассказывает Сергей Владимирович. 

Он полностью его отреставрировал, поменял окантовку, покрыл войлоком, сделал  украшения из железок, которые не отличишь от серебра.  

- Умели в старину делать седла. А тогда люди были невысокого роста, в талии тонкие – они ведь беспрерывно ездили на коне. У них и попочек широких не было, и толстых животов, - объясняет он. 

«Алтаргана» и лошади

В том, что этому седлу нет цены, Сергей Владимирович убедился еще раз на «Алтаргане», которая проходила в Улан-Удэ в июле 2016 года. Тогда на закрытии международного фестиваля на Центральном стадионе участвовали кони с подворья  Сергея  Владимировича. 

- О-о-о, это была целая история, - с улыбкой вспоминает он. – По сюжету, на конях ехали двое в дэгэлах. Мои кони должны были пройти медленным шагом и не испугаться шума и софитов. Перед этим мы несколько раз репетировали. В первый день лошадей поверг в шок искусственный газон: они не могли понять, что это такое. Вроде бы зеленое, но не трава. Во второй день на Богородском острове мы прогоняли каждую лошадь, чтобы они не справляли нужду в неподходящий момент. Но, как только зашли на стадион, где шумно и все светится, лошади как по команде подняли хвосты. Я потом с веником бегал и убирал за ними. 

Тогда-то на одной из лошадей монголы увидели то старинное бурятское седло. Они не скрывали восхищения, цокали языками, а один спросил на русском: «За сколько можете продать?». 

Сельская пастораль

Во дворе Бурдуковских каких только нет надворных построек. И дровяник, и стайки  разных размеров для домашней живности, и огромный крытый сеновал, куда хозяин складывает вручную скошенную траву. И даже псарня самая добротная.  В ней  сидит на цепи огромная северокавказская овчарка. Только самке алабаю  Белле дозволено ходить по двору. А русской борзой овчарке повезло меньше: ее закрыли во время течки в той самой «хомутарке», в углу которой она лежала с грустными глазами. 

Свободная Белла резвится с маленькими козлятами, один из которых носится по доскам, приготовленным для строительства конюшни на девять лошадей. 

За молоком от белой и черной коз много людей обращается для буддийских и шаманских обрядов. В семье делают домашнее масло, смешивая коровье и козье молоко. 

Этим большим хозяйством Сергей и Наталья управляют сами. Но приходят и добровольные помощники, которым нравится окунуться в сельский быт.  

Как в кино

Лошадям нужен не только хороший уход и корм, но и снаряжение. Так, раз за разом в большом подворье семьи появились деревенские розвальни. А за шарабан и кошева, будто из фильмов о XIX веке, Бурдуковский отдал двух лошадей. 

- Они раритетные. Слава богу, что кое-где в деревнях их сохранили. Они нужны только тем, кто занимается лошадьми, - говорит он. 

А однажды ему принесли старинные зимние сани. Они почти развалились, но Сергей Владимирович взял, чтобы по их образу и подобию сделать новые. 

Зимой в сани он запрягает сразу трех лошадей. Для ребятишек это как картина из кино. Они  гурьбой садятся в них. И часто, вися на заборе, просят: «Дядя Сережа, покатай». Он отказывает, но дети все равно прибегают, поэтому приходится катать. 

Ребятишкам радость от катания

Конные прогулки

Дочери Сергея и Натальи 11-летняя Ксюша и 5-летняя Лиза сели на коня рано. Старшая уже с года сидела вместе с мамой. Годам к трем ее стали водить в поводу. 

- А потом папа взялся за ее обучение, и сейчас Ксюша уже и галопом по полям скачет. Лизе не было и года, когда ее впервые посадили. Не испугалась. Сейчас ждет, когда подрастет и сможет сама управлять конем. Пока катаем в поводу. У каждой есть любимый конь. На 10 лет папа подарил Ксюше кобылу Забаву. Так что она у нас маленький коневладелец, - поясняет Наталья. 

Сама она по специальности музеевед. Несколько лет назад в соцсетях создала свою группу. Все желающие записываются на ее конные прогулки по окрестностям Гурульбы, по всей Иволгинской долине. Популярностью пользуется иппотерапия, которая полезна детям с ДЦП. 

Из казачьего сословия

Еще одним делом жизни Сергея Бурдуковского стало казачество. В него он вступил в самом начале этого движения в Бурятии. Сейчас он – подъесаул городского казачьего общества «Верхнеудинская станица». 

- Я потомок казаков, мой прадед был из этого сословия. Нас нельзя называть теми казаками, которые были до революции. Нет уже той сословности, общинности и патриархальности. Есть желание возродить казачью культуру, которая существовала и была очень самобытна, - говорит Сергей Владимирович. 

Сергей Бурдуковский (слева второй) на встрече с великой княгиней Марией Романовой в июле 2014 года

Сам же он подтянутый, ладный, с лукавым прищуром глаз, по казачьему обычаю носит  в левом ухе серебряную серьгу, как знак того, что он единственный сын у матери. 

Сам же он учит детей владеть шашкой, искусству джигитовки. Многие его ученики показывают настоящее казачье мастерство и удаль на фестивалях казачьей культуры. 

Дает отвести душу и взрослым, ведь нынче седлать лошадей им приходится редко. 

В марте 2015 года Сергей Владимирович вместе с казаками окружного казачьего общества  «Верхнеудинское» совершил байкальский переход, посвящённый 95-летию со времени окончания Великого сибирского ледяного похода под руководством Каппеля. 

В свободное время казачий подъесаул может сыграть на гитаре и спеть Высоцкого, а то и на балалайке - частушки. Любят вокруг него собираться люди. Уж слишком колоритен он зимой в папахе, полушубке и с серьгой в ушах, а летом – с шашкой за поясом и нагайкой в сапоге.


Короткая ссылка на новость: http://ruskazaki.ru/~7fxFA