logo




Бурятские казаки на Русско-Японской: забытые подвиги на сопках Маньчжурии

Бурятские казаки на Русско-Японской: забытые подвиги на сопках Маньчжурии

Забайкальское казачество сыграло значительную роль в боях бесславной войны. Первые бои забайкальских казаков в Русско-Японскую войну начались 114 лет назад, в марте 1904 года. В марте же, год спустя, забайкальцы участвовали в крупнейшем её эпизоде – Мукденском сражении. Минувшие годовщины - повод вспомнить уроженцев Бурятии в событиях Русско-Японской.

Они воевали в составе Маньчжурской армии, сформированной из сибирских и дальневосточных войск для противостояния Японии. С территории нынешней Бурятии участвовали 1-й и 2-й Верхнеудинские казачьи полки – в составе Забайкальской казачьей дивизии и Отдельной Забайкальской казачьей бригады.

К началу войны, зимой 1904 года Отдельная Забайкальская казачья бригада под командованием генерал-майора Павла Мищенко дислоцировалась на восточном побережье Ляодунского полуострова. В начале февраля ей поручили пройти разведывательным рейдом до реки Ялу, по которой пролегала граница Кореи и Китая. Целью было выяснить расположение японских войск. Он вошёл в историю как Корейский переход. После серии стычек и взятия города Чончжоу, 18 марта казаки вышли к Ялу, и 21 марта переправилась на другой берег. Всего переход занял 49 дней. К началу апреля к Ялу выдвинулась японская 1-я армия генерала Куроки. Забайкальская казачья бригада стала оборонять от неё правый фланг Восточного отряда, возглавляемого генералом Михаилом Засуличем. А на левый флаг выдвинулась Забайкальская казачья дивизия к началу войны находившаяся под Ляоляном. Ею командовал генерал-лейтенант Павел-Георг Рененкампф. Выдвижению казаков предшествовали многочисленные стычки с японскими отрядами во время разведрейдов. С 17 по 18 апреля японцы пошли в атаку, в итоге из-за многочисленных просчётов командования русские войска были вынуждены отступить к Мукдену.

Следующее крупное сражение произошло в конце августа под Ляоляном. Забайкальские казаки осуществляли разведку, отбивали вылазки японцев. Но неумелые решения командования не позволили казакам проявить себя в полной мере. Их тактические победы не развивали, вместо кавалерийских атак казаков часто заставляли воевать спешенными. В результате терялось преимущество в мобильности, а обычной пехоте казаки уже уступали. (Отметим, по итогам сражения под Ляоляном казаки понесли мизерные потери, хотя погибшие с обеих стороны исчислялись многими тысячами). В итоге нерешительность командующего Маньчжурской армией генерала Алексея Куропаткина привела к отступлению, хотя русские войска имели все шансы разгромить японцев. В дальнейшем эта нерешительность привела к проигрышу сражений при реке Шахэ (сентябрь 1904 года) и Мукдене (февраль 1905 года), и таким образом – проигрышу войны на суше. В целом, война с Японией выявила множество проблем: некомпетентность командования,  недостаток современных вооружений, плохое снабжение, воровство тыловиков.

Сражение при Шахэ стало попыткой контрнаступления русской армии, чтобы пробиться к осаждаемому Порт-Артуру. В этих боях вновь отличился отряд Мищенко и входившая в него 1-я Забайкальская казачья батарея. 26 сентября сотни 1-го Верхнеудинского казачьего полка выбили японцев с позиций у сопки «Подкова». 27 сентября в наступлении у Янтайских 1-я Забайкальская батарея уничтожила батарею японцев, удачно попав в снарядный ящик. Благодаря этому казаки 1-го Верхнеудинского полка сумели занять японские позиции. 28-30 сентября батарея, прикрывая левый фланг Томского пехотного полка, вместе с 3-й сотней верхнеудинцев сдерживала натиск 4-й японской армии. В оборонительных боях до 6 октября – последний день Шахэйского сражения — 1-я Забайкальская батарея прикрывала отступление 37-й пехотной дивизии. В ходе артиллерийской дуэли удалось подавить две японские батареи и сорвать преследование отходящей дивизии.

Хотя сражение при Шахэ кончилось ничьей, стратегическая цель операции не была достигнута, пробиться на подмогу Порт-Артуру не удалось. В итоге, в декабре 1904 года комендант крепости барон Анатолий Стессель объявил капитуляцию, хотя гарнизон имел все возможности ещё долго продолжать сопротивление. За это вредительство Стессель был приговорён к казни, позже заменённой десятилетним заключением.

Отметим, среди защитников Порт-Артура была и 4-я сотня 1-го Верхнеудинского полка. Казаки занимались разведкой, сразу обнаружив высадку японских войск (но командование не предприняло никаких мер), отражали штурм японцев. Кроме того, им было поручено патрулирование улиц, борьба со шпионами, охрана штаба. Позже 4-я сотня была вынуждена охранять Стесселя от бунтующего гарнизона, а после его отъезда казаков разоружили и отправили в плен в Японию, где они пребывали до конца войны. В гарнизоне Порт-Артура служил и Николай Гантимуров, потомок эвенкийского князя Гантимура, что в 17-м веке правил Восточной Сибирью, и принял российское подданство. Вместе с сотником 3-го Верхнеудинского казачьего полка Георгием Мациевским он сумел прорваться из осаждённого Порт-Артура, чтоб доставить донесение командующему Маньчжурской армией.

Тем временем, после сражения, на фронте у Шахэ возникло затишье, т.н. «зимнее сидение». Но не для казаков. Забайкальская казачья дивизия Рененкампфа 7 ноября начала наступление на деревню Уйцызюй, потом у Цинхечена с 10 по 15 ноября отражала контратаку японцев. Противника удалось отбросить к Цзянчану, но дальнейшее наступление было прекращено по приказу нерешительного Куропаткина.

Крупной операцией забайкальцев был конный набег на порт Инкоу, служивший японцам базой снабжения. Его поручили бригаде Минченко. По замыслу, это был рейд по вражеским тылам и коммуникациям. Казаки сумели захватить городок Ньючжуань, где сожгли два склада, уничтожили обоз в 300 повозок и телеграф. Но штурм самого Инкоу не удался, не получилось и перерезать железнодорожную линию. В результате стратегическая цель рейда не была достигнута.

Следующей вылазкой, в которой участвовал отряд Минченко, была атака на Сандепу в январе 1905 года. Несмотря на более высокие потери, русские войска переломили ситуацию в свою пользу, и над японской группировкой нависла угроза разгрома. Но решительные действия вновь были прекращены приказом Куропаткина.

Здесь стоит отметить, Минченко и Рененкампф были самыми уважаемыми командирами у забайкальцев – за храбрость, ответственность, полководческие таланты. Сам Рененкампф всю оставшуюся жизни носил форму забайкальских казаков – пока не был расстрелян в 2018 году большевиками.

Кроме того, в Забайкальской казачьей дивизии служили будущие военачальники Гражданской войны – Антон Деникин и Пётр Врангель. Деникин был начальником штаба дивизии, Врангель же, поступив добровольцем в воюющую армию, был направлен во 2-й Верхнеудинский казачий полк. И за этой же дивизией военным корреспондентом был прикреплён ещё один будущий лидер Белой армии – Пётр Краснов.

Решающей вехой Русско-Японской стало Мукденское сражение в феврале 1905 года. Русская армия попыталась вновь перейти в контрнаступление и преломить ход войны в пользу России. Но и японцы готовили наступление, чтоб окончательно разгромить русских. Мукденское сражение стало крупнейшим сухопутным сражением Русско-Японской.

В этой операции забайкальцы по-прежнему выполняли основные задачи – рейды по тылам и прикрытие пехотных соединений с флангов. 5 февраля две сотни 1-го Верхнеудинского полка участвовали в набеге на Хайчен, успешно взорвав железнодорожный мост. Это оказался очень удачный рейд. Позже, 16 февраля 1-й Верхнеудиский полк вместе с 1-й и 1-й Забайкальскими казачьими батареями остановили японцев под Сыфантаем. Были и другие бои. Но тактические успехи казаков не могли восполнить стратегических просчётов командования. Мукденское сражение вновь кончилось тактическим поражением русских войск. И фактически, ознаменовало поражение России в войне на суше.

«Последним аккордом» забайкальских казаков в Русско-Японскую стал набег на Факумынь. Это был очередной рейд по японским тылам, проведённый отрядом Мищенко. По его итогам было парализовано движение на двух крупных дорогах, уничтожено несколько складов, нарушена телеграфная и телефонная связь, взято в плен 234 японца, собраны важные разведданные. Но повлиять на стратегическую обстановку этот набег не мог, хотя и напоследок поднял боевой дух армии. 13 июля под Ляовонпой казаки обратили в бегство японскую кавалерию. И самым последним сражением, в котором участвовали забайкальцы стало уничтожение опорного пункта японцев у деревни Санвайза. Но война приближалась к концу, и 27 июля на конференции в Портсмуте был подписан мирный договор.

По итогам войны 1-й Верхнеудинский полк получил Георгиевское знамя, 2-й Верхнеудинский – знаки отличия на головные уборы. 4-ю сотню 1-го Верхнеудинского наградили Георгиевскими серебряными трубами. Медали за воинскую службу получили 118 казаков Верхнеудинской станицы. Полными георгиевскими кавалерами стали казаки 1-го Верхнеудинского: Захарий Корицкий, Семён Беломестнов, Хрисанф Бородин, Прокопий Чупров, Степан Булатецкий, Михаил Алексеев, Бодможа-Цырен Очиров, Федор Сюсин, а также казак 4-й Забайкальской батареи Аюша Сакияев.

Джек Лондон, присутствовавший на Русско-Японской в качестве военного корреспондента, вспоминал встречу с казаками 1-го Верхнеудинского, характеризующую их дисциплину:

«Один из американцев дал казаку табак и бумагу. Тот, сидя в седле, только-только начал скручивать папиросу, как прозвучала команда “В галоп!”. Табак и рисовая бумажка полетели в пыль — солдат немедленно подчинился команде», — писал Джек Лондон.

Хотя Русско-Японская война стала одной из бесславных страниц нашей истории, её проигрыш – вина стратегического командования. Простые же русские солдаты и казаки показали себя очень достойно. Можно добавить, поражение выявило пороки механизмов управления, признаки разложения правящей элиты. Фактически, обнажив глубокий кризис, разъедавший империю, и кончившийся катастрофой 1917 года.

В заключение же скажем, что подвиги наших земляков, сражавшихся в Русско-Японскую не должны быть забыты.

 


Короткая ссылка на новость: http://ruskazaki.ru/~l7HTI