logo




11 марта 1919 года началось восстание казаков Верхнего Дона

11 марта 1919 года началось восстание казаков Верхнего Дона

В ночь на 11 марта 1919 года по новому стилю фронтовики х.Шумилинского Казанской станицы напали на красноармейский отряд, расположившийся в хуторе. Жестоко истребив его, шумилинцы с казаками ближайших хуторов в конном строю помчались на Казанскую, уничтожая по пути красных. К утру восставшие окружили станицу и двинулись к ее центру, сметая по пути патрули и часовых. Красноармейцы бросились к оружию, но вскоре стали разбегаться, укрываясь по садам, подвалам, тупикам.

Утром 11 марта от хуторов Мигулинской станицы к восставшим присоединилось около 250 человек, а к обеду четыре конные сотни взяли Мигулинскую в полукольцо. Через несколько часов мигулинский красноармейский гарнизон был уничтожен.

В ночь на 12 марта конные казаки из Солонцовского, Решетовского и Чаганакского хуторов под командой подхорунжего Е.Ермакова выступили на Вешенскую. Фланги объединенного отряда повстанцев двинулись по хуторам Затону, Чаганаки, Пигаревка, Черновка, Гороховка, пополняя свои ряды. Гонцы от восставших помчались в хутор Базки, чтобы местные казаки перекрыли красным путь отступления из Вешек через Дон.

Восстание распространялось молниеносно: через день вспыхнули мятежи в хуторах Красноярском, Краснополов, Панкратов, Дубовой, Калинин Еланской станицы, в станице Слащевской.
Уже через несколько дней после начала восстания, когда каждый отряд стоял рядом со своей станицей и защищал ее, казаки потребовали объединения всех сил повстанцев под единым командованием. Командующим повстанческой армии казаками был избран полный Георгиевский кавалер, 28-летний хорунжий Павел Кудинов.
В повстанческой армии были сформированы пять конных дивизий по четыре полка, одна конная бригада из двух полков, два пехотных полка, было у восставших 6 орудий. Общее число сабель и штыков доходило до 30 тысяч.
Винтовки и клинки казаки привезли с германского фронта, пулеметы и боеприпасы захватили в первые дни восстания из железнодорожного красноармейского эшелона, затем оружие добывалось в бою. Позже на повстанческой территории было организовано кустарное изготовление патронов.
Три с лишним месяца продолжались беспощадные и кровавые бои повстанцев и регулярных частей Красной Армии на Верхнем Дону. Станицы и хутора десятки раз переходили из рук в руки. Противоборствующие стороны дошли до последней степени ожесточения: красные, занимая станицы, убивали женщин и детей, казаки, в свою очередь, рубили головы пленным и вырезали звезды на спинах комиссаров. Правых в гражданской войне не бывает, все – жертвы…

Успехи белой армии после воссоединения на Верхнем Дону оказались кратковременными, за ними последовали разгром и спешная эвакуация остатков белых воинских соединений в Крым, который еще находился под контролем белых, или за пределы России.
Новороссийская катастрофа – под таким названием вошел в историю казачества заключительный акт совместной борьбы против большевизма Добровольческой армии и казаков.
Суда с эвакуируемыми были еще на рейде, когда в Новороссийск ворвалась конница Буденного. Многие из казаков были расстреляны сразу же – например, командир четвертого полка первой повстанческой дивизии Иван Рябчиков. Другие были мобилизованы в Красную Армию и отправлены на польский фронт. Среди тех, кто попал в красные конники, оказались Х.Ермаков, командир повстанческой дивизии, Я.Фомин, возглавивший в недалеком прошлом замирение казаков с большевиками на Верхнем Дону, сотни других верхнедонцев, память о которых отрывочно сохранилась только в семейных историях.
Тысячи казаков, оставшихся на берегу в Новороссийске, пропали бесследно – то ли погибли в концлагерях (они уже существовали, и часть казаков из Новороссийска попали именно туда); то ли умерли от тифа, который свирепствовал в Новороссийске; то ли, поняв ситуацию до конца, ушли из Новороссийска куда подальше – сменив имя, порвав навсегда с родным Доном, забыв о своем казачьем происхождении…

Короткая ссылка на новость: http://ruskazaki.ru/~ChUvQ