logo




МИД РФ: "Исламское государство" создает в Афганистане новую глобальную базу террористов

МИД РФ: "Исламское государство" создает в Афганистане новую глобальную базу террористов

Выдавленные с Ближнего Востока боевики запрещенной в России группировки "Исламское государство" (ИГ, запрещена в РФ) создают в Афганистане новую глобальную террористическую базу и вынашивают планы захвата территорий стран Центральной Азии с последующей экспансией в Россию. На реальность этой угрозы обратил внимание заместитель министра иностранных дел РФ по вопросам противодействия терроризму Олег Сыромолотов в эксклюзивном интервью на полях проходящей в Вене 27-й сессии Комиссии ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию.

— Олег Владимирович, вы прибыли в Вену после участия в антитеррористической конференции ОБСЕ, которая прошла в Риме. Насколько эффективна площадка ОБСЕ для борьбы с терроризмом? Как вы оцениваете готовность партнеров по ОБСЕ сотрудничать с Россией в этой области?

— Считаем ОБСЕ перспективной площадкой для ведения равноправного диалога по обострившимся сегодня проблемам европейской безопасности. Заинтересованы в укреплении роли и авторитета организации, повышении ее востребованности в международных и европейских делах.

Считаем, что ОБСЕ следует активнее заниматься защитой традиционных ценностей и решением таких насущных проблем, как нелегальная миграция, неонацизм, христиано- и исламофобия, ущемление языковых и образовательных прав граждан, прежде всего, в Латвии и на Украине.

К приоритетным для России темам в ОБСЕ относим борьбу с терроризмом и наркотрафиком, сотрудничество в области международной информационной безопасности, урегулирование конфликтов, сопряжение интеграционных процессов, защиту традиционных ценностей.

Состоявшаяся 10–11 мая в Риме антитеррористическая конференция ОБСЕ по проблематике иностранных террористов — боевиков (ИТБ) созвала делегации более 50 государств — участников и партнеров ОБСЕ по сотрудничеству, в том числе представителей профильных структур ООН, СНГ, ОДКБ, ШОС, Евросоюза, Совета Европы, Глобального контртеррористического форума, гражданского общества.

На полях конференции российской делегации удалось успешно провести специальное мероприятие по ключевой в контексте ИТБ проблематике противодействия террористической идеологии. Были представлены российские наработки в этой сфере, в том числе привлекли внимание к проведенной МИД РФ совместно с МВД РФ в апреле этого года в Москве международной научно-практической конференции по теме "Приоритетные задачи международного сотрудничества в противодействии экстремизму и терроризму". Итоговый документ конференции — Рекомендации сопредседателей — будет учтен при подготовке антитеррористических решений предстоящего в конце года СМИД ОБСЕ.

В целом положительно относимся к запущенному в ОБСЕ в конце 2016 года "структурированному диалогу". Речь идет о заседаниях неформальной рабочей группы, посвященных таким темам, как сходства и различия в восприятии угроз, строительство и облик вооруженных сил, вызовы правопорядку в области евробезопасности и выполнение обязательств в области контроля над вооружениями, оценка военных потенциалов и военной деятельности в Европе, меры снижения напряженности в регионе ОБСЕ. В этих заседаниях участвуют эксперты МИД и Минобороны РФ.

Диалог в этом формате может способствовать восстановлению доверия при условии, что его участники отойдут от взаимных обвинений и сосредоточатся на совместном составлении перечня угроз и озабоченностей, вызываемых военной деятельностью, а также на выработке шагов по деэскалации напряженности.

— Как складывается сотрудничество России в антитеррористической сфере с наиболее влиятельными западными партнерами — США, Великобританией, Германией, Францией, Европейским союзом в целом? Прорабатываются ли двусторонние или многосторонние встречи с участием руководителей спецслужб или спецпредставителей?

ОБСЕ следует активнее заниматься защитой традиционных ценностей и нелегальной миграцией, неонацизмом, христиано- и исламофобией, ущемлением языковых и образовательных прав граждан, прежде всего в Латвии и на Украине

— Сотрудничество по вопросам антитеррора с западными странами сейчас складывается по-разному. Как вам известно, двустороннее взаимодействие с США и Великобританией в этой сфере практически заморожено по инициативе руководства этих стран. В Европе же некоторые государства, понимая, что решать без России задачи противодействия теругрозам глобального или регионального характера невозможно, продолжают, несмотря на ими же введенные ограничители, в том числе в виде санкций, конструктивный диалог с нами. И с Германией, и с Францией, и с целым рядом других западноевропейских стран, а также с профильными структурами Евросоюза регулярные двусторонние консультации по данной теме были возобновлены.

Мы всегда заявляли о готовности и остаемся открытыми к честному, равноправному разговору с нашими партнерами на Западе. Главная задача — выход на взаимовыгодные практические коллективные решения наиболее актуальных проблем обеспечения защищенности от теругроз любых государств и их граждан.

Должен сказать, что сотрудничество спецслужб всего мира по противодействию террору не прекращалось, несмотря на политику, потому что сотрудники спецслужб четко понимают, что от их работы зависят жизни людей.

— В конце июня генсек ООН намерен провести в Нью-Йорке первую в истории встречу руководителей контртеррористических служб стран — членов ООН? Насколько востребована такая встреча? Какова может быть ее практическая отдача? Как складывается взаимодействие с контртеррористическим управлением ООН во главе с Владимиром Воронковым?

— Российская Федерация была первой, кто предложил и успешно реализует идею широкмасштабного мероприятия с участием высокопоставленных должностных лиц различных государств, отвечающих за антитеррор. В октябре 2017 года в Краснодаре под эгидой ФСБ России было проведено уже 16-е по счету Совещание руководителей спецслужб, органов безопасности и правоохранительных органов, в котором приняли участие представители 130 спецслужб и правоохранительных органов из 80 государств. О результатах этих ежегодных встреч российская сторона подробно информирует ООН, их итоговые решения закрепляются в официальных ооновских документах. Очередное такое совещание состоится в ноябре нынешнего года в Москве.

Инициативу генерального секретаря ООН по проведению подобной встречи высокого уровня на площадке ООН в Нью-Йорке в июне этого года мы воспринимаем как доказательство полезности этого формата. Важно будет не допустить политизации предстоящих дискуссий. Мы заинтересованы в укреплении предметного диалога профессионалов своего дела, нацеленного на достижение практического результата, который реально способствовал бы повышению доверия между странами и укреплению безопасности в мире. Будем рады, если организаторам мероприятия удастся это обеспечить.

Сотрудничество спецслужб всего мира по противодействию террору не прекращалось, несмотря на политику, потому что сотрудники спецслужб четко понимают, что от их работы зависят жизни людей

Про наше взаимодействие с Управлением ООН по контртерроризму (УКТ), которое возглавляет заместитель генерального секретаря ООН россиянин Владимир Воронков, могу сказать следующее: к УКТ по мере приближения первой годовщины его создания привлечено особое внимание международного сообщества. С ним связывают большие ожидания в плане повышения эффективности международного сотрудничества в борьбе с терроризмом, улучшения координации многочисленных профильных структур ООН.

Российская Федерация продолжает всемерно поддерживать деятельность УКТ, которое, надеемся, будет и далее наращивать комплексные усилия и укреплять свой экспертный потенциал в целях адекватного реагирования на проявления реальных теругроз и оказания профессионального технического содействия государствам по их преодолению.

— В настоящее время основные силы "Исламского государства" (ИГ) на территории Сирии и Ирака практически разгромлены. Есть ли угроза возрождения военной активности ИГ на Ближнем Востоке, в Афганистане, в Африке или других регионах? Где может возникнуть новый очаг глобальной террористической угрозы? Насколько уязвимы в этом плане среднеазиатские республики бывшего СССР?

— Разгром ИГ, как террористического лидера, должен быть доведен до конца в Сирии и Ираке. Иностранные террористы-боевики действительно начинают массово перебираться в другие регионы мира для продолжения террористической деятельности.

Можно говорить, что новую глобальную террористическую базу ИГ создает в Афганистане, причем не только из числа боевиков, выдавленных с Ближнего Востока, но и за счет плотной координации с действующими в этом регионе многочисленными террористическими группировками, такими, к примеру, как движение "Талибан" и "Аль-Каида" (обе организации запрещены в РФ).

Руководство ИГ не скрывает планов захвата территорий государств Центральной Азии, а потом и России. Есть информация о попытках объединения русскоговорящих боевиков, воюющих в Афганистане, в том числе перебравшихся в страну из Сирии и Ирака, под единым командованием бывших участников террористического бандподполья, действовавшего на Северном Кавказе. Достаточно сказать, что в провинции Нангархар из 12 лагерей, в которых проходят подготовку террористы, четыре лагеря русскоязычные. В целом доля выходцев из России составляет 8% от общего числа боевиков ИГ.

Западные страны и их региональные единомышленники руководствуются в контртерроризме двойными стандартами, используя тергруппировки в своих политических целях. Отмечаем факты тайной, но системной помощи террористам со стороны западников как на Ближнем Востоке, прежде всего в Сирии, так и в Афганистане. В конечном итоге это имеет свои самые негативные последствия для безопасности региона Центральной Азии.

— Появление "Аль-Каиды" (АК) многие связывают с деятельностью западных спецслужб, в частности, ЦРУ. Коль скоро другие террористические группировки так или иначе вышли из этого "инкубатора", то возникают подозрения относительно соучастия тех же спецслужб в их появлении? Есть ли понимание, кто является кукловодом международного терроризма?

— История создания АК уходит корнями во времена существования позднего СССР, когда по просьбе тогдашних кабульских властей в Афганистан для борьбы с получавшими существенную поддержку из-за рубежа противниками существовавшего там строя был введен ограниченный контингент советских войск. Именно в то время спецслужбы США и их западные союзники в целях противодействия и нейтрализации усилий Советского Союза начали взращивать и пестовать Усаму бен Ладена и возглавляемую им АК.

С тех пор, несмотря на то, что уже давным давно нет СССР, по существу, мало что изменилось. Ни у кого из серьезных экспертов не вызывает сомнений, что в новейшей истории АК и ИГ создавались и использовались на разных этапах отдельными государствами.

Вашингтон по-прежнему ставит свои геополитические интересы выше борьбы с терроризмом. В Сирии США вооружали и обучали близких к АК террористов в целях свержения Башара Асада. Американцы закрывают глаза на неприкрытое сотрудничество возглавляемой саудитами антихуситской коалиции с АК на Аравийском полуострове, подпитывают некоторые группировки в Афганистане, натравливая их на неудобные для США бандформирования.

Вашингтон может попустительствовать суннитской АК в том, чтобы она действовала, но без особого размаха, на Ближнем Востоке, нанося там ущерб интересам шиитского Ирана. США закрывают глаза на подпитку "заливниками" алькаидовцев деньгами, а также оружием, в том числе ранее закупленным у них.

Сейчас Вашингтон, начав играть свою роль в зоне деэскалации на севере Сирии, где гарантами выступают Россия, Турция и Иран, пытается вбить клин между этими странами, преследуя в том числе цель выдавить Россию и Иран с территории САР.

Своеобразное отношение к АК и у Франции. С одной стороны, Франция с 2013 года вносит существенный вклад в сдерживание угрозы со стороны "Аль-Каиды" исламского Магриба и аффилированных с ней группировок в районе Сахеля, с другой — налицо двойные стандарты и попытки манипулировать АК в геополитических целях в рамках сирийского кризиса. Хрестоматийной стала произнесенная в 2013 году фраза тогдашнего министра иностранных дел Франции Лорана Фабиуса о том, что "Джебхат ан-Нусра" (запрещена в РФ) "делает в Сирии хорошую работу". В навязчивом стремлении свергнуть Асада Париж все эти годы как минимум "закрывал глаза" на активную поддержку сирийских исламистов, которую он мог бы пресечь. Красноречива история с прямым финансированием террористов компанией Lafarge, а ведь это лишь один эпизод. Занимался Париж и политическим прикрытием исламистов на международных площадках, в том числе в Совете Безопасности и на Генеральной Ассамблее ООН, вел пропагандистскую работу против тех, кто реально боролся с террористами. Особенно ярко это проявилось во второй половине 2016 года. Во время освобождения Восточного Алеппо истерия на официальном уровне и в СМИ достигла апогея. В Елисейском дворце и Ке-д'Орсе как героев принимали проходимцев и преступников — руководителей "Белых касок".

Вашингтон по-прежнему ставит свои геополитические интересы выше борьбы с терроризмом. В Сирии США вооружали и обучали близких к АК террористов в целях свержения Башара Асада


За все шесть лет сирийского кризиса французы, участвующие в антиигиловской коалиции, не сделали в сторону сирийских адептов АК ни единого выстрела. Париж и пальцем не пошевелил, чтобы добиться отмежевания "умеренной оппозиции" от террористов, о необходимости чего так много говорилось Россией.

Новое французское руководство, несмотря на заявления о готовности бороться со всеми без исключения террористическими организациями, включая ИГ и "Аль-Каиду", на деле продолжает бережно относиться к "нусровцам".

Чтобы понять, где появится такое новое "воплощение" ИГ и АК, следует определить те регионы и страны, где имеет место сочетание базовых условий, при которых возможно применение этого инструмента: наличие экономических или геополитических интересов возможных инициаторов и "пользователей" нового "проекта"; мусульманское население (которое можно "заразить" исламизмом); географическая близость к региональным спонсорам терроризма; наличие этнорелигиозного, социального или иного раскола в обществе; наличие ресурсной базы для самообеспечения (хотя бы частичного) "проекта" (арсеналы вооружений, простые источники доходов — добыча и продажа природных ресурсов, незаконный трафик и проч.).

Отчасти на эти вопросы дал ответы в своей статье "Эволюция военной угрозы в пятнадцатилетней перспективе" (авторитетное издание "Обозрение национальной обороны", октябрь 2016 года) действовавший на тот момент глава управления военной разведки Франции (DRM) Кристоф Гомар.

По его оценке, ИГ и "Аль-Каида" не исчезнут — могут измениться названия их очередных воплощений, но суть и цели останутся прежними.

— В вашем ведении находятся также вопросы обеспечения кибербезопасности. Складывается впечатление, что диалог с западными партнерами в последнее время как-то не клеится. В чем причина? Насколько реален сегодня конфликт в киберпространстве? Как его избежать? Что предлагает Россия?

— Тематика обеспечения международной информационной безопасности (МИБ) сегодня прочно прописалась в политической повестке дня ООН среди наиболее важных вопросов международной безопасности.

Диалог с западными странами в этой сфере несколько затруднен необоснованными обвинениями в адрес России в совершении кибератак, которые нам уже сложно комментировать всерьез. Они звучат с завидной регулярностью, но при этом доказательств причастности России никто до сих пор представить не смог. Настораживают попытки объяснить собственные неудачи и упущения некими кибервторжениями.

Обвинения в киберагрессии в адрес России звучат вдвойне абсурдно, если вспомнить, что именно наша страна является пионером дискуссии по МИБ. В 1998 году мы впервые внесли на рассмотрение Генассамблеи ООН проект резолюции по МИБ — "Достижения в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности". Впоследствии эта резолюция стала ежегодной и принималась консенсусом на протяжении без малого 20 лет. Все эти годы России удается не просто удерживать инициативную роль в области МИБ на ооновской площадке, но и стоять на позициях "морального лидера" в этой сфере.

Все мы прекрасно понимаем, что без международного взаимодействия государств невозможно эффективно противостоять угрозам в этой сфере. Ситуация осложняется отсутствием полноценной и, что наиболее важно, универсальной международной нормативно-правовой базы. В настоящее время у мирового сообщества, к сожалению, нет единого подхода к решению данной задачи.

В настоящее время единственным документом, который регулирует сферу информационной безопасности, является Будапештская конвенция по борьбе с киберпреступностью, принятая Советом Европы в ноябре 2001 года. Мы с ней полностью согласны, кроме одного пункта, в котором говорится, что любая страна может вмешаться в чужое информационное пространство без предварительного уведомления. Нас перспектива такого вмешательства не устраивает, тем более что мы твердо отстаиваем принцип суверенитета над своим сектором интернета.

Россия, как и многие другие страны, видит решение в разработке универсальной конвенции по борьбе с киберпреступностью под эгидой ООН, которая учитывала бы современные реалии и принципы суверенного равенства и невмешательства во внутренние дела государств. В этой связи нашими экспертами подготовлен проект универсальной конвенции ООН о сотрудничестве в сфере противодействия информационной преступности, который мог бы лечь в основу международной дискуссии по этой теме. Видим в этом вклад российской делегации в работу очередной сессии Комиссии ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию, одной из главных тем которой является киберпреступность.

Рассчитываем, что проект конвенции станет своего рода "пищей для размышлений" для выработки практических решений в той сфере. Призываем присоединиться к его наполнению с учетом особенностей и пожеланий других стран, чтобы выйти на принятие под эгидой ООН эффективного универсального уголовно-правового инструмента по борьбе с информационной преступностью.

Россия за предотвращение любых военно-политических конфликтов в сфере использования информационно-коммуникационных технологий (ИКТ). Мы твердо выступаем против гонки кибервооружений. Наша позиция предусматривает выработку международным сообществом под эгидой ООН правил, принципов, норм ответственного поведения государств в информационном пространстве. Надо четко определить, что такое хорошо и что такое плохо в сфере использования ИКТ на мировой арене.

— Не так давно Россия от имени группы государств-единомышленников направила коллективное письмо на имя генерального секретаря ООН в поддержку существующей международной системы контроля над наркотиками. Почему и от кого эту систему потребовалось защищать?

— За попытками разрушить эту систему стоят деньги, и деньги огромные. Генерирует эти средства международная наркоолигархия, которая стремится выйти из тени и узаконить свой сверхприбыльный бизнес.

К примеру, глава наркокартеля "Синалоа" Хоакин Гусман с 2009 по 2011 годы занимал с 40 по 60 места в списке самых могущественных людей в мире по версии журнала "Форбс" (Forbes). Понятно, что обладание подобным капиталом обеспечивает и политическое влияние.

Или, например, легализация марихуаны в Калифорнии пополнила бюджет этого штата за 2017 год примерно на $200 млн.

Под это подводится агрессивная рекламно-пропагандистская кампания, нацеленная на то, чтобы убедить в полной безвредности наркотических субстанций. Словом, большие деньги "заказывают музыку".

Мы с подобным подходом решительно не согласны и стоим на необходимости четкого соблюдения трех антинаркотических конвенций ООН, незыблемость которых подтвердила состоявшаяся в 2016 году в Нью-Йорке специальная сессии ГА ООН по мировой проблеме наркотиков.

Мы не одиноки в отстаивании такого курса и взаимодействуем с большой группой государств из различных регионов мира, которые считают недопустимым потворствовать наркотическому злу.

Мы выступаем за мир, свободный от наркотиков, что тесно сопряжено с защитой ключевых прав человека, включая самое главное право — право на жизнь.

— Сейчас в Вене проходит сессия Комиссии ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию, где вы возглавляете российскую делегацию. Повестка дня форума весьма обширна. Улеглись ли уже споры по поводу якобы неприменения в РФ статьи 20 конвенции ООН против коррупции? Удовлетворена ли Россия тем, как зарубежные партнеры реагируют на запросы о выдаче лиц, совершивших уголовные преступления? Есть ли статистические данные о том, сколько граждан РФ, совершивших уголовные преступления, безнаказанно скрываются за рубежом на данный момент?

— Вопросы реализации Конвенции ООН против коррупции (КПК) находятся в ведении Конференции государств — участников КПК. Российская Федерация эту конвенцию подписала и ратифицировала, в нашей стране она применяется в полном объеме.

В ходе выступления на открытии 27-й сессии Комиссии ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию мы в очередной раз подчеркнули особое значение сотрудничества по вопросам экстрадиции и призвали государства сосредоточиться на поиске эффективных способов устранения имеющихся трудностей и препятствий в этой области, прежде всего, путем укрепления правовых рамок с выходом на разработку под эгидой ООН универсального международного договора о выдаче.

Мы выступаем за мир, свободный от наркотиков, что тесно сопряжено с защитой ключевых прав человека, включая самое главное право — право на жизнь

Со многими европейскими странами (Австрия, Болгария, Греция, Испания, Италия, Кипр, Польша, Финляндия, Франция, ФРГ, Чехия и др.), являющимися наряду с Россией участниками Европейской конвенции о выдаче 1957 года, взаимодействие в этой сфере развивается в целом позитивно.

Российские правоохранительные органы также неплохо сотрудничают по данной тематике со странами СНГ (в том числе даже с Украиной) и Грузией.

Можно отметить и позитивную динамику по экстрадиции и депортации преступников из Таиланда, Индии и ряда стран Латинской Америки.

Однако есть и проблемные в этом плане государства. Это, прежде всего, Великобритания, где нашли убежище от российского правосудия десятки фигурантов, обвиняемых в совершении тяжких преступлений, а также Израиль, США и Турция.

По информации Национального центрального бюро Интерпола МВД России, в настоящее время за рубежом скрываются около 5 тыс. лиц, совершивших преступления и объявленных в международный розыск по инициативе российской стороны.

— Последний вопрос связан с предстоящим проведением в России чемпионата мира по футболу. Удовлетворена ли российская сторона взаимодействием с зарубежными коллегами в вопросах обеспечения безопасности этого спортивного мероприятия? Есть ли у российских правоохранительных органов списки уже "засветившихся" футбольных хулиганов из других стран? Будет ли им закрыт въезд в Россию или проход на стадионы?

— Уделяем особое внимание обеспечению надежной безопасности чемпионата мира по футболу (ЧМФ).

Правоохранительными органами России проводится широкая многоплановая подготовительная работа, направленная на недопущение каких-либо эксцессов в ходе предстоящего мирового первенства, а в случае, если таковые все-таки возникнут, — на их максимально быстрое и эффективное пресечение. Для координации этой деятельности, по аналогии с периодом проведения Кубка конфедераций, создан межведомственный оперативный штаб по обеспечению безопасности во время проведения в России ЧМФ, действующий на регулярной основе.

Исходим из того, что по мере приближения ЧМФ будет нарастать взаимодействие по данным вопросам с соответствующими службами зарубежных государств. Непосредственно во время чемпионата будет функционировать Центр международного полицейского сотрудничества, куда войдут представители правоохранительных органов стран — участниц ЧМФ.

Второй канал данного сотрудничества — национальные футбольные информационные пункты (НФИП), создание которых предусмотрено Конвенцией Совета Европы по единому подходу к безопасности, защите и обслуживанию во время спортивных мероприятий. Каждый из таких пунктов имеет доступ к служебному порталу, на котором стороны могут обмениваться информацией о лицах, представляющих интерес для органов правопорядка. Российский НФИП интегрирован в европейскую сеть, а его представители принимают участие в работе Европейской экспертной группы по безопасности на футбольных матчах.

Таким образом, делается все необходимое, чтобы безопасность российского чемпионата мира по футболу была на самом высоком уровне.

Беседовал Юрий Козлов



Короткая ссылка на новость: http://ruskazaki.ru/~12vba